Методические материалы, статьи

Как человек научился…

Вера в могущество человеческой речи существует издавна. Ее отражение, замаскированное, разумеется, многочисленными платоновскими наслоениями, можно видеть и во фразе автора «Откровения св. Иоанна»: «В начале было Слово», и в рассказе Торы о том, как Господь подводил к Адаму различных живых тварей и тот всем давал Имена. При желании эту библейскую историю можно прочесть как притчу, как объяснение того, почему именно человек — «царь природы», а не какая-нибудь иная, бессловесная, безъязыкая тварь: только человек «знает» и умеет произносить ее Имена. «Знать Имя», «назвать Имя» кого-нибудь или чего-нибудь не случайно означало в древности — владеть, повелевать, властвовать над этим объектом.

Недавно в Лондоне, на проходившей там очередной международной конференции археологов, антропологов и генетиков, с аналогичной идеей, разве что уже в научной упаковке, выступил известный ученый, уважаемый психиатр, профессор Оксфордского университета Тим Кроу. По мнению профессора Кроу, это событие — овладение речью и развитие языка — было счастливой случайностью, поскольку люди обязаны ею чисто биологической, случайной мутации. Притом одной-единственной мутации. Сколько-то сотен тысяч лет назад, говорит Кроу, у какого-то из мужчин-прародителей вида Гомо сапиенс произошло некое небольшое изменение в так называемой мужской половой игрек-хромосоме, в той туго свернутой и плотно упакованной скрутке ДНК, что находилась в ядре его сперматозоида, и результатом оказалась серия последующих биохимических изменений, которые в конце концов привели к тому, что две половинки человеческого мозга разделили между собой различные функции, и в одной из них появился «речевой центр». (Кстати говоря, этот центр, по мнению современных нейрологов, находится в левом полушарии. Оно же, как известно, управляет движениями правой половины тела, то есть правой руки и правой ноги. Когда инсульт происходит в левой половине мозга, он вызывает сразу два последствия — паралич правой руки и ноги и утрату речи. Эта связь паралича правой руки и утраты речи была подмечена уже в глубокой древности. Вспомним библейское: «Если забуду тебя, Иерусалим, да отсохнет моя правая рука… и прилипнет язык мой к гортани». То есть, проще говоря, «да поразит меня инсульт в левом полушарии!»)

Идею профессора Кроу можно было бы сразу отмести к разряду «безумных», но мешают два обстоятельства. Во-первых, она высказывается далеко не впервые. Еще в 1982 году аналогичное предположение было выдвинуто доктором Вангом, который писал, что «язык появился внезапно и в готовом виде, как Минерва из головы Юпитера». (Он мог бы также сказать: «Как Афина из головы Зевса». Коллеги, не разделявшие его взглядов, выразились много проще и грубее: «Как кролик из шляпы фокусника», в результате чего в лингвистических кругах за гипотезой Ванга так и закрепилось название «Гипотеза кролика из шляпы».) А во-вторых, гипотезу эту в том или ином виде принимали такие авторитетные в языкознании и эволюционной теории люди, как Ноам Хомский и Стивен Дж. Гулд. Хомский видел подтверждение этой гипотезы в том, что люди уже от рождения (это одно из его открытий) наделены определенными языковыми (грамматическими) структурами (то есть способны, еще не зная грамматики, правильно управляться со словами и строить предложения, как только освоят лексику своего языка). «Этот факт, — писал Хомский, — представляет собой образчик подлинного «самозарождения», то есть спонтанного появления нового качества при достижении системой определенного порога сложности». А по мнению Гулда и Левонтина, язык как бы «изобретается мозгом» в силу его (мозга) огромной, избыточной величины. (Мозг человека втрое больше мозга приматов того же размера и веса.) Если уж появился такой мозг, который может обслуживать (компьютерщики сказали бы — «поддерживать») язык, то почему бы не появиться языку? — спрашивают авторы вполне в духе вольтеровского Панглоса, который тоже утверждал, что мы носим очки, потому что наши носы созданы так, чтобы носить («поддерживать») очки.

Сегодня мы знаем, что в действительности дело не могло, видимо, обстоять так просто — хотя бы потому, что для появления речи (и языка соответственно) необходимы как минимум два, а не одно изменение — одно нейрологическое, а второе анатомическое: не только мозг должен достичь определенной величины и сложности, но и гортань должна чисто анатомически измениться в своей форме и строении. Тем не менее, как видите, идеи возрождаются («новое — это хорошо забытое старое», как утверждают многие циники), и вот через двадцать лет после Ванга (а у Ванга тоже были предшественники, и не один) выступает профессор Кроу и сообщает корреспонденту Би-би-си: «Моя теория состоит в том, что произошло какое-то хромосомное изменение. Мы знаем, что во многих отношениях хромосомы людей и приматов поразительно сходны, но есть небольшие различия, и вопрос в том, не связано ли одно такое различие со способностью человека говорить, в отличие от обезьян».

Современная антропология полагает, что вид Гомо сапиенс появился примерно 150, максимум 200 тысяч лет тому назад, и большинство антропологов согласны в том, что определенные примитивные формы речи возникли не менее 30 тысяч лет назад. «Утонченная» форма коммуникации предполагает развитую речь, а такая речь, как убеждены все специалисты, складывалась постепенно и очень медленно.

Вернемся снова к профессору Кроу. Развивая свою идею, он говорит: «Вместе со способностью к языку пришло и большое количество возможностей, в том числе — и возможностей той или иной организации мозга. Возможно, это каким-то образом связано с нашим предрасположением к серьезным ментальным расстройствам, задержкам в развитии речи и к дислексиям. Все это может быть связано со специализацией мозга для речи». Иными словами, по мнению профессора Кроу, та же мутация, что изменила мозг и породила язык, сделала нас уязвимыми, податливыми к различным умственным расстройствам, включая шизофрению и маниакальную депрессию. Ведь эти и им подобные состояния всегда сопровождаются как раз нарушениями способности мозга управляться с речью, поэтому можно думать, что они как-то связаны с обработкой слов в мозгу.

Это замечание профессора Кроу любопытным образом перекликается с другой загадкой палеолитической древности, не менее увлекательной, чем проблема возникновения языка. Я имею в виду загадку знаменитых наскальных рисунков. Древнейшее из них (во всяком случае, сегодня считающееся древнейшим), в пещере «Аполлон-11» в юго-западной Африке, имеет возраст 25-27 тысяч лет. Эта дата всего лишь на 3-5 тысяч лет отстоит от времени возникновения языка, и можно поэтому думать, что зарождение первобытного искусства было как-то связано с овладением языком и неизбежно связанной с этим символикой. Замечаете, какой намечается «сюжет»: появился язык — появились (если верить профессору Кроу) различные психические расстройства и болезни, и тотчас появились наскальные рисунки.

Могучая, оказывается, гипотеза «кролика и шляпы», со многими ответвлениями: и в сторону происхождения психических болезней, и, вот, в появление палеолитического наскального искусства, возможно. Жаль только — проверить нельзя. Хотя, впрочем, профессор Кроу уверяет, что есть способы и проверить. Он говорит, что «способами современной генетики» можно. Ну, подождем. А тем временем под конец, в качестве, так сказать, заключительного аккорда я хочу рассказать вам еще об одной гипотезе, которая тоже имеет отношение к языку и той власти, которую он дает человеку над всем его окружающим. Эта гипотеза куда хлеще теории профессора Кроу, но это не так уж удивительно, потому что ее создатель отнюдь не ученый-специалист, который и при самом дальнем полете фантазии старается соблюдать общепринятые правила научного теоретизирования, а простой человек, вроде нас с вами, только, в отличие от нас с вами, потянувшийся к большим научным загадкам и их самостоятельному решению. С одной такой загадки и ее решения этот человек (Вотяков Анатолий Александрович, как написано на титульном листе) начинает свою необычную книгу («Теоретическая (!) история»; издана в 1999 году в Москве издательством «София»).

Сначала он пересказывает всем известную историю Каина и Авеля, заканчивающуюся тем, что Господь отметил Каина печатью, и тот ушел, и поселился в стране Нод против Эдена, и «познал» там свою жену, и она понесла и родила Ханоха. Затем автор задает вполне справедливый вопрос: «Откуда вдруг взялись страны, населенные людьми… и почему в стране Нод сразу же нашлась жена для Каина?» На этот вопрос он отвечает: «Примирить эти противоречия можно одним-единственным путем — Адам не был первым мужчиной на земле; он был первым мужчиной, сыновья которого владели речью». До Каина, утверждает г-н Вотяков, речью владели только женщины («ибо был Матриархат, в котором мужчина не говорил и был естественным рабом… а все мужчины объяснялись знаками, подобно современным глухонемым, хотя и обладали очень острым слухом и неплохими мозгами; на базе этой знаковой системы неречевого общения были созданы первые иероглифические системы письма: слоговая система — это тайнопись Матриархата»). Семейство Адама было первым, в котором речью овладели мужчины, потому-то Каину и были повсюду рады и все хотели «подсунуть ему в постель свою лучшую дочь, чтобы родился дар богов — говорящий мальчик», ибо этим «мужчинам, овладевшим речью», принадлежало будущее: «За начало отсчета в Библии взято историческое событие — появление первого говорящего мужчины, то есть начало Патриархата».

Я, конечно, с расчетом привлек в этот рассказ фантастически смешную и столь же фантастически невежественную гипотезу г-на Вотякова. Мне хотелось показать, как легко, увлекшись историческими или научными загадками, но не имея достаточных знаний и не стесняя себя ограничениями серьезной науки, соскользнуть в их мнимое разгадывание. Рассуждения г-на Вотякова, разумеется, пародийны, но по природе своей очень схожи с рассуждениями многих его прогремевших в последнее время соотечественников, которых многие читающие воспринимают вполне всерьез, — например, господина Шафаревича с его «малым народом», или господина Гумилева, у которого «пассионарные» (вождистские) личности рождаются лишь в той деревне, по которой скользнул «космический луч», но никак не в соседней, или господина Фоменко с его новой «хронологией всего мира», а также многих других российских «переворачивателей основ». Все они сходны в том, что всем им, как говорится, «закон не писан» — научный закон…

Что же до гипотезы вполне серьезного ученого, профессора Тима Кроу, то лучше присовокупим ее, пожалуй, к коллекции «безумных идей», куда мы собираем все такого рода безумноватые, но вполне научные идеи. Не исключено, что в один прекрасный день из какой-нибудь такой «безуминки» вылупится новая теория относительности или еще что-то подобное.

Рафаил Нудельман



См. также:

ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное
Интересные сайты - Полезные и интересные сайты сети интернет! LinguaLeo — интерактивный онлайн-сервис для изучения и практики английского языка в увлекательной игровой форме. За 6 лет Lingualeo удалось стать самым популярным в СНГ онлайн-сервисом для изучающих английский язык и выйти на бразильский и турецкий рынки. Сегодня на сервисе зарегистрировано более 13 млн пользователей.

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005