Методические материалы, статьи

Между геном и историей

Физиономисты пытаются угадать судьбу человека по его лицу.

Антропологи разгадывают прошлое этнических групп по их типическим чертам.

Теперь и генетики включились в эту увлекательную игру по распутыванию хитросплетений прошлого. Современные исследования специалистов по молекулярной популяционной генетике открывают невиданные прежде возможности для проникновения в такие тонкие детали событий минувшего, которые были прежде вовсе недоступны для взгляда историка, антрополога или этнографа.

Но тут — между генами и историей — возникает целый ряд промежуточных этапов, заметно усложняющих дело.

Генетики изучают отдельные гены, их комплексы и их распространение в больших или малых группах.

Особое направление этой науки изучает генетику популяций — самостоятельных, относительно обособленных частей населения, исторически сложившихся на определенных территориях и самовоспроизводящихся в границах своих ареалов. Популяция существует в конкретных рамках исторического времени и географического пространства.

Если же популяция обладает, помимо всего прочего, своим языком, своими культурными, историческими и хозяйственными особенностями, то она становится равноценна этносу. (Об этносе речь пойдет дальше.) Таковы древние общины, малые племена, средневековые племена. Именно так биологическое начало смыкается с социальным.

Физический облик человека, сложившийся под влиянием генов, изучает антропология. Она же исследует типические этнические черты этого человека — те черты, благодаря которым его можно отнести к той или иной общине, племени, большому этносу. Здесь важны именно типические черты, которые выявляются на достаточно обширном материале, черты же отдельного человека ни о чем еще не говорят (кроме как о принадлежности к одной из больших рас). Типические черты размыты среди представителей данной группы и у разных ее членов выражены в разной степени, хотя в своих наиболее ясных проявлениях и все вместе они создают достаточно четкую антропологическую картину данного этноса.

Потому-то и случается, что отдельного немца нельзя отличить от русского или от француза, хотя в целом этнические комплексы восточных славян, германцев и французов различаются достаточно резко.

Но если так, если каждый человек индивидуален и неповторим и обладает своим неповторимым комплексом наследственных задатков (кроме однояйцовых близнецов), то каким же образом появляются типические черты?

Тому есть две причины.

Во-первых, эти черты порождают гены, унаследованные нами от наших родителей, дедов и прадедов. За каждым из нас стоит длинная вереница предков, и кажется, что чем дальше вглубь веков, тем больше и шире эта вереница. Но это не так. Прежде на Земле жило гораздо меньше людей, и каждый наш предок оставлял свой наследственный материал не только тем своим потомкам, от которых по прямой линии произошли мы, но и множеству других людей. (Для них-то они были прямыми родственниками, а для нас — существа, исчезнувшие во мраке времен, какие-то сказочные прабабушки в двадцатой степени.) Например, автор публикуемой ниже статьи О. Евграфов рассказывает о человеке, который жил две с половиной тысячи лет назад и у которого, по расчетам исследователей, ныне насчитывается около полутора миллионов потомков. Так что, например, все крупные этнические группы исконного населения Европы в большей или меньшей степени повязаны общими наследственными комплексами.

И второе. Круг брачно-родственных связей, весьма узкий на заре истории, становился позднее все шире и шире, однако практически всегда имел свои границы, и до недавнего времени это были именно границы популяции, и в этих границах типические черты, воспроизводясь из поколения в поколение хотя бы и в разных комбинациях, оставались достаточно постоянными и характерными для данного этноса. Действие этого своеобразного «этнического усилителя» способно облегчить поиск ученых.

Однако же есть обстоятельства, которые противодействуют поиску. Историю и генетику мы пытаемся связать друг с другом через антропологический облик людей и этнические общности. Но сами эти общности — вернее, их путь в истории — и создают дополнительные сложности.

Этнические общности выступают главными действующими лицами на сцене истории: сначала это родовые и территориальные общины, потом — племена и племенные объединения, наконец этнические сообщества, перерастающие в народы и нации. В ходе исторического процесса этносы разделяются, сливаются, десятилетия живут рядом друг с другом, и все это время происходит обмен генетическим материалом, его перемещение из одной группы в другую, перетасовка генных комплексов между разными этническими группами.

Все это спутывает и без того сложные линии судеб, вносит неясность в расчеты исследователя, который пытается за общей картиной жизни племен и народов увидеть тонкие детали формирования этнических групп, их стремительных переселений, их медленных миграций по просторам Европы или Азии, их контактов с другими племенами и народами.

Вероятно, только совместные усилия генетиков, антропологов и этнографов смогут дать в этой области ощутимый результат.



См. также:
Игровые автоматы Microgaming в казино Вулкан
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005