Методические материалы, статьи

Судьба бизона в Америке

Казалось бы, в этой истории нет ничего неясного. На рубеже ХIХ века прерии Северной Америки населяли около тридцати миллионов бизонов. Это был самый многочисленный вид крупных животных на континенте. Летом, в пору гона, бизоны сбивались в огромные стада, насчитывавшие порой до ста тысяч голов.

Минуло столетие. Во всей Америке не осталось и тысячи живых бизонов. Считается, что во всем виноваты белые охотники. Особенно трагична для животных была затея с железными дорогами, которые пересекли просторы США, связывая отдельные части страны. «Железные дороги, — писал И. Акимушкин в одном из очерков, — принесли бизонам смерть». Подсчитано, что при строительстве Тихоокеанской дороги было убито около 5 400 000 бизонов. Их туши гнили в прериях. Их истребление было достойно кисти В. Верещагина.

Другой «грозой бизонов» стала армия. Стремясь оттеснить индейцев в резервации, американские генералы решили отрезать их от источников пропитания. «Если краснокожие кормятся дикими быками, они не сдадут своих позиций, пока рядом бродят стада живого мяса», — говорили «мальбруки» армии США, собираясь в поход против туземцев.

Дебет волков и стихий

Американская трагедия завершилась «хэппи-эндом». Численность едва не вымерших животных достигла за счет охраны и селекции уже двухсот тысяч голов. Зато популяции ряда других видов животных — носорогов, тигров, львов, орангутанов, горилл, шимпанзе, слонов — настолько сократились, что все они находятся теперь на грани вымирания.

Вот почему сейчас, по прошествии столетия, хотелось бы еще раз вернуться к судьбе бизона в Америке, и деловито, с цифрами в руках, уточнить картину и показать, что трагедию этого вида животных предопределило несколько факторов. И не последнюю роль в ней сыграли индейцы, «дети Природы, жившие в согласии с ее законами». Как хрупко бывает равновесие в природе! Как легко погубить целый вид животных!

По заявлению ряда современных историков (их мнения доступны всем желающим на «интернетовской» странице www.bisoncentral.com), индейцы со временем непременно перебили бы миллионное поголовье бизонов. Конечно, они добились бы своего гораздо медленнее. Однако предпосылки к этому стали складываться уже во второй половине ХVIII века, когда «симбиоз» индейцев и бизонов нарушился. Именно тогда методы и цели охоты индейцев стали совсем другими. Прежде чем говорить о том, что произошло, подведем баланс, сложившийся к тому времени.

В конце ХVIII века в прериях — на всей территории от Канады до Нью-Мексико, — жили примерно 120 тысяч индейцев. Они питались прежде всего мясом бизонов. В год на каждого из них приходилось в среднем шесть-семь быков. В общей сложности надо было истреблять ежегодно 850 тысяч — 1 миллион бизонов, или три процента общего поголовья. Эта потеря вроде бы легко возмещалась. Каждый год подрастали новые миллионы животных.

Бизоны были для человека и скатертью-самобранкой, подолгу кормившей его, и фабрикой, одаривавшей нужными вещами. Американский зоолог Том Макхью назвал бизона «супермаркетом для индейцев». В крупных самцах было около семисот килограммов мяса. А еще это — шкура, из которой выделывали одежду и вигвамы. Это — жилы, служившие нитками индейским швеям. Это — рога и кости, нужные для изготовления орудий труда и наконечников стрел. Это — зубы, из которых получались украшения. Даже навоз шел в дело: его высушивали и использовали в качестве топлива.

Правда, индейцы были не единственными обитателями Северной Америки, которые исконно охотились на бизонов. Просторы континента населяли еще около двух миллионов волков, при случае тоже готовых напасть на отставшего от стада быка. Историки зоологии обрекают на эту естественную убыль — исчезновение под когтями волков — около двух миллионов бизонов. Впрочем, эти потери тоже были восполнимы.

Однако в баланс жизни и смерти огромных стад регулярно вмешивались посторонние факторы. Бизоны страдали от эпидемий, степных пожаров, резких похолоданий, ураганов и наводнений. Подобные несчастья повторялись с пугающей частотой. В среднем по их вине ежегодно гибли от одного до трех миллионов бизонов. Наконец, каждый десяток лет в прериях случалась засуха. От бескормицы гибли до десяти процентов бизонов.

Так незаметно сокращалось поголовье громадных быков. По оценке зоологов, когда в Америке объявились европейцы, бизонов здесь было, по-видимому, шестьдесят миллионов. К 1800 году — еще до строительства железных дорог и новых тактик «мальбруков» — их численность уменьшилась почти вдвое.

«Приводные ремни» депопуляции

Последние лошади вымерли в Северной Америке около десяти миллионов лет назад. Вплоть до середины ХVIII века племена сиу, арапахо, чейеннов, известные нам по романам Ф. Купера, вели не кочевой, а оседлый образ жизни. Они возделывали маис и другие культурные растения, и лишь летом, когда степь оживляли огромные стада зверья, отправлялись на охоту, в том числе на бизонов.

Пешая охота требовала огромного напряжения сил. В борьбе с крупными животными успех обычно ждал, если удавалось использовать пересеченный рельеф местности и загнать зверье в ловушку: направить стадо к обрыву реки, оврагу, огромной яме. Подобные способы охоты практиковали в каменном веке и жители Ев-ропы.

Между тем с появлением испанцев лошадь вернулась в Америку. Уже в ХVII веке стада мустангов — одичавших коней — достигли современного штата Нью-Мексико, а в следующем столетии их поголовье превысило, по некоторым оценкам, четыре миллиона животных.

Эти новые обитатели прерий легко поддавались приручению. Особенно увлеклись охотой на лошадей индейцы навахо, команчи и шошоны: они ловили животных, объезжали их и торговали ими.

В середине ХVIII века индейцы, занятые земледелием, стали покупать лошадей. Молодые воины увлеклись верховой ездой; они открыли для себя новые возможности охоты. Зато мудрые старцы чурались диковинных животных. По преданию, шаманы чейеннов постились и совещались четыре дня, чтобы узнать, что думает их верховный бог Махео об этих странных зверях, которые вскружили голову юношам. Когда они завершили «ареопаг», то объявили от имени Махео: «Если вы примете лошадей, все навеки изменится. Целыми днями вы будете в пути, чтобы пасти ваших лошадей. Вы оставите ваши сады в запустении и будете жить охотой и сбором плодов, как команчи. Вы покинете ваши крепкие дома, чтобы жить в вигвамах».

Вопреки мрачному пророчеству, чейенны, как и другие оседлые племена, обзавелись табунами лошадей и стали вести кочевую жизнь. В принципе, им не оставалось ничего иного. Восточные равнины Америки постепенно заселяли белые колонисты. Участь индейцев была такова: либо бледнолицые уничтожат их, либо оттеснят далеко на запад. Туземцы опасались не только «огненных ружей» своих врагов. С появлением пришельцев индейские поселки стали в одночасье вымирать от неведомых прежде болезней — от оспы и кори, коклюша и скарлатины.

От этой опасности надо было бежать. Лошади унесли индейцев в степь. Сто двадцать тысяч человек стали кочевниками. Круглый год они следовали за стадами бизонов. Они вели за собой огромные табуны лошадей. По оценке историков, на каждого индейца приходилось от десяти до пятнадцати лошадей.

Легко было всадникам охотиться на бизонов. Говоря на ненавистном наречии бледнолицых, индейцы развернули настоящий бизнес. Шкуры бизонов служили хорошим товаром. Они пользовались большим спросом у белых. Кожа, выделанная из такой шкуры, была прочнее воловьей. Из нее получались приводные ремни отменного качества.

На рубеже ХIХ века спрос на прочную кожу стремительно возрос. В Европе шла промышленная революция. Приводные ремни были незаменимой частью многих механизмов. Они передавали вращательный момент от паровых машин ткацким и токарным станкам, молотилкам, компрессорам.

В обмен на шкуры охотники получали ножи, топоры, ружья, порох, текстиль, утварь, а то и виски. Больше шкур, больше оружия и богатства. Индейцы увлеклись дележом неубитых бизонов.

Погоня за наживой нередко приводила к конфликтам. Если стадо быков покидало земли племени и уходило к соседям, то индейцы, вопреки прежним договорам, вторгались в чужие владения, преследуя его. Когда же в прерию хлынули колонисты, то сиу и чейеннам и вовсе пришлось перекочевать на запад, тесня черноногих и воронов, сражаясь с ними вместо того, чтобы объединиться на борьбу с белыми.

Погоня за наживой медленно, но верно обрекала на вымирание бизонов. Чтобы платить за все новые покупки, индейцам надо было все чаще отстреливать диких быков. Теперь тактика была иной. Быстроногие лошади мчались наперерез, пугая бизонов, а всадники, пользуясь замешательством зверей, старательно истребляли их.

Стада редели незаметно. Однако не было уже никакой надежды на то, что в будущем что-то изменится. Дебет волков, стихий и индейцев непоправимо нарушился. Человек получил решающий перевес. Всадник с ружьем победил пешего воина с копьем. Ставкой в этой игре была жизнь бизонов, а в конечном счете, и самих индейцев. Истребляя быков, они находили пропитание; истребив, нашли бы голодную смерть.

Была и другая причина, по которой поголовье бизонов сокращалось. Огромные стада мустангов, бродившие по степи, питались тем же, что и бизоны. Они стали им конкурентами, понемногу оттесняя быков.

Документы показывают следующее. Если в начале века на рынок ежегодно поступало несколько тысяч бизоньих шкур, то уже к 1830 году это количество возросло до 130 тысяч. К середине ХIХ века охота была поставлена на широкую ногу. Так, в 1849 году только сиу и чейенны сдали скупщикам из «Американской пушной компании» 110 тысяч шкур бизонов.

Пароходы компании курсировали по Миссури, Ред-Риверу и Арканзасу, забираясь в самые отдаленные уголки страны. Индейцы старательно пополняли склады компании, получая за это скромную плату. С годами им платили все хуже. Порой лишь «огненная вода» была наградой стрелку, свалившему бизона.

Охотились индейцы так же безжалостно, как белые браконьеры. Вот свидетельства очевидцев. В 1805 году М. Льюис, живший некоторое время среди индейцев племени мандан, участвовал в большой облаве. Индейцы загнали целое стадо быков к обрыву. Потом они бродили среди трупов, выбирая отдельные лакомые куски. Сотни туш, разбившихся при падении, они оставили гнить. Джордж Кэтлин, описывая в 1830 году нравы индейцев, сообщает, что охотники на бизонов вырезали у убитых ими быков языки — излюбленное лакомство — и сдирали шкуру, а тушу оставляли гнить. Другой очевидец, побывавший в середине века в плену у сиу, вспоминал: «Часто индейцы убивают развлечения ради и истребляют их в большом количестве… Каждый берет себе часть, которая ему больше всего нравится, а остальное бросает гнить или оставляет на съедение волкам. Так расточительно они обходятся с добычей».

Индейцам казалось, что их ждет процветание. «Жадные бледнолицые» готовы были платить за такую доступную вещь, как шкура дикого быка.

Индейцы заблуждались. Их ждала засуха. Она разразилась в конце пятидесятых годов. Стада бизонов резко уменьшились. Порой охотники едва могли найти себе пропитание, уж не говоря о том, чтобы добыть что-нибудь на продажу.

Недавние «богачи» умирали в нищете. В поисках пищи они охотились на зайцев, ловили саранчу, выкапывали коренья. В 1860 году в американских прериях осталось всего около 60 тысяч индейцев. Итак, за каких-то полвека их численность уменьшилась вдвое.

Хороший индеец -это мертвый бизон

Иным читателям памятна картина, нарисованная Г. Лонгфелло: «А кругом листвой зеленой лес шумел, качались ветви, и сквозь ветви свет и тени, по земле скользя, играли». Идиллия обманчива. Добрые дети Природы — индейцы, говорившие с кедрами и бобрами, — были готовы за несколько глотков виски прикончить огромного бизона.

В 1809 году такую же картину увидел торговец Александр Хенри, побывав в племени черноногих индейцев. По его словам, туш было так много, что индейцы брезгливо отбирали лишь мясо самок. «Самцов они вообще не трогали. Вонь стояла невыносимая».

Так поступали и предки этих охотников. Археологи, проводившие раскопки на юге США, в штате Колорадо, обнаружили в каньоне Ольсена-Чаббака около двухсот скелетов бизонов. Восемь тысяч лет назад здесь разбилось стадо диких быков, загнанное в ущелье. Часть добычи древние индейцы использовали, но к сорока тушам, как показало исследование, даже не притронулись.

Нередко охотники поджигали траву в прерии. Огонь, людские крики и шум пугали бизонов. Они поворачивали в сторону. Стадо неслось в ловушку. Охотники подбегали к раненым животным и добивали их копьями и стрелами. Добычу сообща уносили домой. Попутно от пожара гибли порой тысячи животных, хотя племя могло использовать лишь считанное число туш. Несомненно, эта древняя тактика способствовала истреблению «мегафауны» Америки.

«Очень вероятно», — писал американский историк К. Керам, — «что древние охотники предпочитали убивать молодняк (это было легче и безопаснее, а его мясо было вкусней, чем у взрослых животных), и это сокращало шансы на выживание целых видов».

«Нельзя точно доказать, что именно человек повинен в вымирании крупных животных, — пишет немецкий историк Иоахим Радкау на страницах вышедшей недавно книги «Природа и власть. Всемирная история окружающей среды». — Однако все улики свидетельствуют, что они истреблены людьми. С незапамятных времен люди научились затравливать зверей огнем, заманивая их в пропасть. Во многих местах, где охотился человек каменного века, находят громадные кучи костей. Можно вспомнить останки свыше тысячи мамонтов в Моравии или свыше ста тысяч диких лошадей во французском Солютре». Мелких животных древние охотники могли убивать единицами, сражая камнем, стрелой или копьем. Против крупного зверья их оружие было бессильно, поэтому они истребляли его… тысячами.

Пока поголовье того или иного вида животных было достаточно велико, «дебет волков, стихий и индейцев» ему был не страшен. Однако, если равновесие нарушалось, следовала катастрофа. Колебания климата, внезапная эпидемия, натиск новых врагов приводили очередной вид животных на грань вымирания. Так случилось с бизонами. Они, как и сами индейцы, были обречены. Внезапное появление на сцене авантюристов, вроде Буффало Билла, и генералов, твердивших, что «хороший индеец — это мертвый бизон», лишь ускорило развязку. События замелькали с поразительной быстротой.

В конце концов, немногие выжившие после войны индейцы удалились в резервацию. Генералы и политики подсчитали победы, а зоологи — уцелевших бизонов. К началу ХХ века осталось лишь около пятисот диких быков, проживавших под охраной в Йеллоустонском национальном парке в США, а также на некоторых ранчо. Тогда было создано Общество спасения бизонов. Почти вымерших животных стали разводить.

Александр Волков



См. также:
Игра с живым дилером
Выбираем геймплей по шансам
Повышение квалификации специалиста по закупкам
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
Подарочные мешочки с символом года смотрите здесь.
Чехлы на стулья купить в интернет магазине.
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005