Методические материалы, статьи

Ловись, рыбка, по-волшебному…

Ритуально-магическая практика рыбаков Севера

До сих пор архангелогородцев и жителей Архангельской области называют «трескоеды», поскольку «трещочки не поеси — не пообедаешь» (Кропачев В.С., 1927 г.р., с. Бор). Распространен рыболовецкий промысел был как на побережье Белого моря, так и среди жителей континентальной части, богатой реками и озерами.

В этнографическом описании Каргопольского уезда Ф.К. Докучаев-Басков пишет: «И озеро Лаче и река Онега занимают не последнее место в губернии! <...> это же озеро и река — кормили, да и — хотя скудно — кормят и теперь окрестные волости и Каргополь рыбою». В наше время промысловый лов рыбы в Каргопольском районе практически сошел на нет, верования и обряды рыболовецких артелей перешли в обиход рыболовов-любителей.

Все стадии рыбалки сопровождаются определенными ритуалами, призванными сделать лов удачным.

Рыбак воспринимается как человек «знающий», общающийся с нечистой силой. Довольно часто рыбак, охотник и пастух на этом основании ставятся в один ряд: «Приметы разные есть. Какие приметы? Как рыбу ловить, как пасти, как што. Рыбу тоже… Надо что-то знать. Старики были, они знали» (Боронин А.Т., 1909 г.р., с. Ухта). У того и у другого есть специальный заговор — «отпуск» (или «статья»): «[Рыбаки] они знают, у них такая статья есть. И они по этой статье и ловят. Вот который не знает статьи, дак им никогда и не попадает ничего. А как у них статья есть, они прочитают статью, и им и попадает» (Слотина А.И., 1922 г.р., с. Тихманьга); «И на рыбака есть отпуск. Будешь рыбу носить. На охотника. Будешь хорошо охотиться. Тожо слова есть такие. Он ведь не даст никому все равно, пока не умрет. Пока охотится» (Казанин Г.Ф., 1937 г.р., с; Печниково).

Иногда бывает, что один и тот же заговор используется, когда идут и на охоту, и на рыбалку: «Я вам на рыбалку ли, на охоту одну скажу. Я вышел, значит, пошел рыбачить или пошел на охоту, выхожу назад не оглядываясь. Вышел вот в свой приусадебный участок, вон к той огороде, там ружье на плече, пошел, значит, говорю три раз: «Стану благословесь, пойду перекрестесь из ворот в ворота, на святое поле, во святом поле стоит три дуба, под треми дубами строит три святых мученика: первый Федосей, второй Елисей, третья Елена Пресвятая. Елена Пресвятая, возьми ключи потойные, открой тюкачи месные. По реке плывет три лебеди, три гуся, три утки; рабу Ивану открой жертву». Вот так три раз надо, и потом пожалуста, пошол. Помогает, это я верю, што помагает. Тюкачи месные — это куски мяса или вроде этого» (Качков И.М., 1918 г.р., с. Тихманьга).

Собственно рыбацкий заговор записан в с. Нокола: «Рыбацкая молитва для удачного лова рыбы. Пойду я на быстру реку, на ей есть рыбки потянущи, и опустили бы мы невод, как шелков ложок, и в этот неводок, в каждый поводок наскокало бы рыбы как чины» (переписано из тетрадки Куценко А.Ф., 1941 г.р. и Куценко М.И., 1935 г.р., с. Нокола).

У рыбаков выработалися правила, касающиеся их внешности, которым они следовали во время лова: «Да, пока я на рыбалку не съежжу, я не бреюсь. Вот я, например, — я с продольником ежжу — начинаю насаживать продольник — я уже не бреюсь. В этот день и потом <...> Пока не выберу продольник обратно <...>« (Фокин М.Ф., 1931 г.р., пос. Льнозавод); «Я вот даже стараюсь в одной и той же одежде на рыбалку ходить […]. Одел новые валенки — все, значит рыбу не наловишь» (Придеин А.Н., 1954 г.р., с. Усачево).

Подготовка к рыбной ловле играла весьма существенную роль. Обычно перед ловом снасти окуривали вересом (можжевельником), который воспринимается как «чистое» и «очищающее» дерево и широко используется в обрядовой практике: «Ты говориш, как поежжают в озеро? У нас свекровка это тоже знала. Вот приежжают мужики — два рыбака — сюда заносят снасть, она берет вересинку, зажигает вересинку и этой обносит эту снасть и перешархивает. <...>. [Читает — А.Т.] Молитву Воскресную [«Да воскреснет Бог…«].

При артельном лове снасти часто не окуривались, но сами рыбаки должны били пройти сквозь дым. Это обычай иногда соблюдали только в вслучае неудачного лова: «Тетка ево учила, если не ловица рыба, дак окуривали, жечь дымком. Верес дак вот, чертей отгонять, [если] рыба не ловица. <...> Не ловица рыба, надо окурица, кааца говорили» (Старцев М.Ф., 1929 г.р., с. Печниково).

Перед тем как идти на рыбалку надо посмотреть в печь: «Когда на охоту хотя, ф печь смотрят. Или на рыбалку. Вот тут и говоря: «Пець-пець, попецелься обо мне». <...> Вот если ты пойдешь на рыбалку, так рыбы наловишь. Пець попецелице» (Авдеев А.В., 1929 г.р., с. Ошевенск).

Рыбаку давали с собой предметы, которые должны были обеспечить удачу: «Из головы, в рыбине есть кресты, кресцовая кость. Она вот как раз и похожа, как крест. И эту кость ты берешь и надо зашивать, в общем, в шапку ли, в фуражку ли куда-то. Уж ты пойдешь на реку, дак это ты уж точно рыбы наловишь» (Евсеев И.Н., 1929 г.р., с. Шильда).

Наиболее уязвим рыбак бывает, когда отправляется на просмысел. Поэтому нельзя спрашивать, куда он идет. Напутствовать рыбака следовало формулой, предвещающей ему неудачу, чтобы не «сглазить»: «[Охотнику желают:] «Ни пуха ни пера», — а тот отвечает: «Поди ты к черту!» [Рыбаку говорили:] «Ни головы, ни хвоста!» [Он отвечает:] «Поди ты к черту!» (Османов А.А., 1929 г.р., с. Нокола). Неудачу предвещает проклятие в этот момент: «Отправит с руганью — хрен принесешь. Понимаете, летом сенокос — надо то, другое помогать. А нам охота сбегать рыбки половить. А эти требуют, чтобы дома помогал. А если туча начинается — ну что делать — идите с Богом. Принесем с братом — щуки висят на ремне, и все на удочки» (Челнокова А.В., 1913 г.р., с. Ухта).

В каждой деревне всегда есть человек, встреча с которым по пути на рыбалку предвещает неудачу: «Старуха есть в деревне такая: если пошол рыбак или охотник [и ее увидит. — А.Т.] — ворочаеца обратно, уже ничево не наловица, не наохотица <...> сглазит» (Старцев М.Ф., 1929 г.р., с. Печниково); «И говорили, што на такой глаз попадеш. Вот человек не прост на глаз или сглазил там вот животину. У нас вот была старушка, а тут сосед был, бывало, скажет: «Как пойду на рыбалку, да Окуля Олексина попадет встречу — лучше сразу ворачивайся: ничево не принесешь». У ней, видимо, такой [глаз] был всегда. Она такая была темная» (Капустина К.М., 1927 г.р., с. Бор).

Иногда «вредный» для рыбака человека определяется по другим признакам: «[Плохо встретить] говорят, троезуба. Где зубы еще: зубы есть, а еще третий зуб есть. От Пошлячиха — чисто, имянно [троезубая], упокой, Господи, как пришла — мы еще не ушли в озеро — лучше хоть не ходить. (Османова М.С., 1926 г.р., с. Нокола).

Удачу или неудачу могут принести слова-напутствие, сказанные рыбаку случайным встречным: «Да, у рыбаков тоже были приметы. Вот у бабушки, вот на горе-то бабушка, она мне двоюродная сестра. Вот они пошли рыбу ловить […] А вот Агриппина Михайловна, бабка, и говорит: «Подьте с Богом, ловите, да и меня старуху накормите». Вот они пошли по Лейбуше [река.- А.Т.] туда наверх. Столько наловили рыбы! Дак и корзина, и пестерь деревенский […]. Столь наловили шук, дак прямо не знаю. И Иван Григорьевич сразу, только вытряхнул и самую первую щуку схватил и этой бабушке [нрзб.] утищил. Снес, все: «Ой, Иванушко!» […]. Вот на второй день бродец пошли опять. Попаласе другая, старуха другая: «Ой, батюшки! Вчерась кучу наловили, а сегодня уж, наверно, за моей рыбой пошли». Дак вот мама все рассказывала. Говорит: «Видали, как вот рыба-то по ногам бежит нам, а в невод не попадает». Двух вот только щук поймали, и он, покойник, первую щуку, которую поймали, он схватил да этой Настасье сходил в избу бросил. Вот, вот, видишь, какие слова» (Каменко Н.А., 118 г.р., с. Волосово).

Рыбак должен задобрить водяного «жертвой». Обычно в этой функции выступала водка: «В воду выливали рюмку водки? Выливали бутылку даже, не только рюмку. Вот в Тихманьге ловили, я ловил, в гослове … бригадир, приехали, как вырубили пролубь, он вынимат бутылку и выливат. Это как водяному. Подачка, штоб лучше улов был» (Капустин А.А., 1931 г.р., с. Нокола); «В воду-то вина лили, первый раз на рыбалку пойдешь» (Дебина А.В., 1930 г.р., с. Лекшма). Иногда бросали хлеб: «Вот, кстати, тоже примета. Когда щуку идешь ловить, нужно хлеб с собой взять. И бросить кусочек хлеба, так сказать, чтобы река была милостлива. Как щуку поймаешь, надо еще бросить кусочек» (Гулянин А.С., 1927 г.р., с. Волосово); «Ак вот, там чего, на рыбалку походят — тоже девают, хто чево может дать. Кусок хлеба бросят ли сахару кусок. В воду. Это бросают, бросают вот, кто рыболовы, рыбу-ту ловят постоянно-то. [Зачем!] А вот уж этого не могу сказать тебе, подрушка. Больше рыбы дает» (Черепанова А.Ф., 1921 г.р., с. Ловзаньга). Н.А. Иваницкий приводит такие данные: «Рыбаки бросают лапоть с портянкой в воду с приговором: «На тебе, черт, лапти, загоняй рыбу». Т .А. Бернштам пишет о дарах водяному поморов: «Так, у старообрядцев кормление водяного ограничивалось бросанием в воду табака, сопровождавшимся бранью: табак и ругань как порождение «нечистого» должны были служить угодным ему подношением».

Нельзя вести себя так, как не понравится водяному: [«Можно свистеть на рыбалке?] Будешь вести себя как водяной — не поймаешь» (Сафонов В.А., 1931 г.р., с. Усачево). Существуют озера, на которых нельзя шуметь: «У нас вот там озерко есть в лесу. Я от мамы слыхала, што раньше там ловили старики, зимой даже ловили, дак на ем говорят, нельзя розговаривать. Вот кода ловят, надо, штобы все молчали, а то рыба не попадет, кто будет розговаривать» (Боус И.Н., 1940 г.р., с. Нокола); «Особенно лесные вот эти глухие озера. Вот Боровое тоже, дедко росказывал: придеш, место найдеш там, среди лопухов, небольшое отверстие такое. Туда удочку прям опускаеш, и окуни клюют один за одним. Штук сто — сто двадцать. Пока не оторвеца, а оторвеца, — если лапнул по воде окунь, оторвался, шлепнулся по воде — все: хоть сколько стой — бесполезно. Лучше сразу место меняй» (Никонов И.В., 1948 г.р., с. Рягово).

Во время рыбной ловли рыбак (и профессионал, и любитель) пользуется приговорами: «Невод идет, тянут матицу [и приговаривают:] «Попадай, рыбка крупная и мелкая!» [Матица] — как мешок вот. Сеть (Османова М.С., 1926 г.р., с. Нокола); «При наживке червей. Рыба свежа, наживка сильна, клюнь да подерни, ко дну потяни» (переписано из тетрадки Куценко А.Ф., 1941 г.р. и Куценко М.И., 1935 г.р., с . Нокола).

С первым уловом и первой рыбой связан целый ряд ритуалов и запретов: «У нево [у деда] вот какой еще замечал. Вот сети поставит, ну, пробегамем, как только первая рыбина попадет, он обязательно ей поцелует. А он этова секрета [не рассказал]. Сети поставим, подождем полчасика, вот и потом берем» (Калитин В.А., 1928 г.р., с. Нокола); «Перву рыбину выудишь, таку небольшую, съесть живком. [Чтобы ловилось хорошо?] Да» (Сафонов А.А., 1931 г.р., с. Усачево); «Слыхала, что первая рыбина [которую поймал в году. — А.Т.], говорят, надо ведь растюкать, да ей в реку отпровадить. Розрезать и опустить» (Дебина А.В., 1930 г.р., с. Лекшма); «На уху давать нельзя. Ну вот, допустим, привез, пришли на уху просить первый улов. Лучше не давай. Хоть скоко, центер может тебе попал, а все равно не давай» (Капустин А.А., 1931 г.р., с. Нокола). Аналогичные данные есть и из Вологодской губернии: «Первую заостроженную рыбу зарывают в землю для удачи».

Когда рыбу ловили артелью, был обычай устраивать коллективную уху после лова, при этом произносили формулы и совершали действия, которые должны были обеспечить успешный промысел и в дальнейшем: «Общую уху, так конешно, поднимают [горшок с ухой над столом]. И говорят: «Попадись… Ловись, рыбка крупная и мелкая. Пошли, Господи, рыбакам на тоне, а нам на столе!» [тоня — это] пролубь, закидывают когда снасть» (Клочева А.А., 1920 г.р., с. Нокола); «Потом, варят вот первый день, ежели рыба попадется крупная, вот и варят на том илибо на другом [конце села коллективную уху] у ково-нибуть, вот, например, у меня. Я пришла, маме говорорю: «Мама, затопи пець, мужики велели уху сварить». Вот, нальют — сперва один бульен хлебают, а потом рыбу. Отломят кусоцек маленькой, тожо зафатят [захватят] все и трясут: «нам на столе, рыбакам на тоне, нам на столе, а рыбакам на тоне!» [Поднимают] миску, блюдо. За края [?] с кусоцком и приговаривают: «Нам на столе, а рыбакам на тоне!» [Тоня] — это пролуби (Османова М.С., 1926 г.р., с. Нокола); «Устраивали неводом ловили обязательно значит, уху общую варили […] Не говори што наелся: «Ел бы да мало» — штобы ловилась рыба больше. [Миску с ухой над столом не приподнимали? Наверно, было такое. Во время общей ухи говорили] ловись, рыбка, большая, маленькая» (Сафонов А.А., 1931 г.р., с. Усачево).

В некоторых местах общая уха была приурочена к празднику Петра и Павла: «Петров день што? Петры и Павлы дык рыба… Они веть рыбные святые. И их уж славили. В перву очереть как рыбы наловят, собираюца к озеру все. Малые и старые старики и рыбы наловят и оттуда привозят уже в Петров день. Варят общий котел ухи там сколько полный накладывают рыбы. Эту рыбу сварят, эту уху каждый со своими сухарями. Заливают крошанку, ну вот пошли Петра да Павла славить. «Петры и Павл, пошлите нам. Господи, рыбки. Большой и маленькой». Как проговорим, так все, пошли крошанку заливать этой ухой» (Бирюкова А.А., 1917 г.р., с. Кречетово). Эти ритуальные трапезы призваны сохранить и приумножить рыболовецкую удачу — собираться всей деревней по случаю окончания жатвы, который был повсеместно распространен в Каргополье.

Комплекс рыболовецких обрядов охватывает целый год, составляя замкнутый цикл. С исчезновением рыболовецкого промысла как артельного, коллективного занятия, многое из ритуально-магической практики бригад рыболовов постепенно перешло в обиход любителей, которые сохраняют и развивают традиции рыболовов.

А. Трофимов



См. также:
Получить микрозайм с сервисом ZaimOnline-Ru – легко!
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
Бездепозитные бонусы - слот golden ark играть бесплатно. На vkadre5.ru новости vkadre5.ru.
Двери Страж цены
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005