Методические материалы, статьи

Леди, которая не сворачивает

- Для меня основное в политике -не политическая теория, а люди, и то, как они хотят прожить свою жизнь.
М. Тэтчер, 1979 год

Маргарет Тэтчер — первая женщина премьер-министр Великобритании, дольше всех пребывшая у власти в ХХ столетии. О ней написаны горы книг и научных исследований. Ее биографии, за редчайшим исключением, откровенно апологетичны. И даже критики признают, что она «оказала глубокое и долгосрочное влияние на британскую политику». Не случайно одна из наиболее основательных ее биографий так и называется — «Революция Маргарет Тэтчер».

И вместе с тем ни один премьер-министр, по крайней мере с 1945 года, не подвергался столь яростным нападкам, не вызывал такого активного неприятия. Словом, все оценки ее деятельности — или восторженные, или резко отрицательные. Создается впечатление, что Тэтчер уже при жизни превратилась в некий политический символ, за которым трудно рассмотреть даже не женщину, а реального политического деятеля. И все-таки попробуем это сделать.

Обычно рассказ о ней начинается с описания взглядов и личности бакалейщика Альфреда Робертса, в семье которого 13 октября 1925 года родилась вторая дочь — Маргарет Хильда Робертс. Он был, что называется, «человеком, сделавшим себя». Начинал приказчиком, а кончил преуспевающим торговцем, владельцем двух лавок. Не получив систематического образования, принимал активное участие в работе муниципалитета в своем городке Грэнтам (графство Линкольншир), пользовался популярностью как методистский проповедник.

Дети в семье Робертса воспитывались в самых строгих правилах. По воскресеньям запрещалось играть или развлекаться, зато обязательно было посещение церкви. «Мы были методисты, а методист — значит метод. Нас учили, и очень подробно, тому, что есть хорошо, и что есть плохо», — вспоминала впоследствии М. Тэтчер. Как же глубоко врезались в ее человеческое существо наставления проповедника Робертса, высоко ценившего такие качества, как упорство и трудолюбие, благочестие и добросовестность, если следы этих наставлений до сих пор можно встретить в речах его дочери!

По своим политическим воззрениям Робертс был скорее традиционным английским либералом. Он живо интересовался происходящим в мире и сумел привить этот интерес Маргарет. Именно от отца Маргарет унаследовала и философию индивидуализма, и прочные антикоммунистические взгляды. Ее кумиром, конечно же, стал У. Черчилль. А олицетворением зла — Гитлер и его тоталитарный режим, а также в некоторой степени… местные лейбористы, которые, по ее мнению, тоже стремились к созданию тоталитарного общества, а тем временем сумели-таки выжить бакалейщика Робертса из муниципалитета.

В школе Маргарет быстро стала первой ученицей. Многие одноклассники, вспоминая ее, рисуют почти идиллический образ: трудолюбивая, организованная и очень честная девочка, спортсменка, капитан хоккейной команды (!), хороший товарищ… Другие фыркают: Маргарет всегда отличалась снобизмом. Учителя обычно отмечали ее логику и умение рассуждать. Как бы то ни было, а Маргарет Робертс повезло: она получила стипендию для поступления в старейший английский университет Оксфорд и первой в своей семье получила высшее образование. Это было первое в ее жизни крупное везение, но далеко не последнее.

Она интересовалась политикой и юриспруденцией, но училась на химическом факультете — работу найти было нелегко, а химики пользовались спросом. Выделялась не столько успехами в учебе, сколько консервативными взглядами, что было необычно для студента тех лет. Уже с третьего курса Маргарет была председателем Консервативной ассоциации университета и мечтала заняться политикой всерьез.

Дважды, в 1950 и 1951 годах, она участвует в выборах в качестве кандидата от консерваторов, впрочем, в безнадежных, чисто лейбористских по настроениям округах, откуда консерваторов в парламент не избирали никогда. Это было просто тренировкой для начинающего политика. Однако и тут ей повезло: в ходе предвыборной кампании она знакомится с местным бизнесменом Деннисом Тэтчером и вскоре выходит за него замуж. Замужество оказалось удачным, хотя Деннис был старше жены на десять лет. Теперь Маргарет могла не беспокоиться о заработке: состояние мужа оценивалось в несколько сотен тысяч фунтов.

Выйдя замуж, М. Тэтчер самостоятельно изучает право. В это время она ждет ребенка, но уже через несколько месяцев после рождения близнецов Марка и Кэрол сдает экзамен на звание адвоката.

Через несколько лет Маргарет опять становится кандидатом в члены парламента, только на сей раз уже в надежном консервативном округе Финчли, в пригороде Лондона, и на первых же выборах одерживает победу, с 1959 года представляя этот округ в палате общин.

Еще через два года она — один из младших министров, а через десять лет — член кабинета министров. Ее заметили: жесткий, логический ум, прекрасное знание финансовой политики, особое внимание к деталям и необычайное трудолюбие — не заметить все это довольно трудно! Известно же, например, что она тщательно изучила все бюджеты английского правительства за двадцать лет…

Но это далеко не все. Выбирая между принципом и властью, Тэтчер всякий раз выбирала власть. Когда в 1961 году тогдашний премьер-министр Г. Макмиллан предложил ей впервые незначительный пост в правительстве, совершенно не отвечавший ее склонностям, она сразу же согласилась, пояснив коллегам, что второй раз могут и не предложить. Она предпочла оставаться в составе кабинета и проводить политику, противоречащую ее собственным взглядам. Так было и раньше: она страстно желала войти в большую политику! Что же касается образа «убежденного политика», то он создавался в первую очередь за счет весьма радикальной риторики, характерной скорее для консерватора-провинциала. Говорят, ее будущий ближайший политический союзник К. Джозеф при первом знакомстве с ней назвал Тэтчер «подлинным примитивом», живым воплощением фундаментальных ценностей консерватизма.

В 1974 году консерваторы дважды проиграли выборы, и после двойного поражения пребывали в состоянии шока. Росло недовольство лидером партии Э. Хитом. А тем временем Тэтчер стала «теневым» министром финансов…

Именно в этот момент всеобщей растерянности Тэтчер, которую почти никто не считал возможным претендентом, сделала шаг вперед, выдвинув свою кандидатуру. Ее убеждения вызывали симпатию у большинства тори. Будучи жестким полемистом, Тэтчер, тем не менее, сохраняла хорошие отношения с коллегами. Но были у нее и существенные слабости — отсутствие собственных оригинальных идей и не слишком развитое чувство юмора. Но на чашу весов она бросила два своих выдающихся качества — волю и решимость. В сущности, именно они в сочетании с превосходной политической интуицией позволяли ей добиться успеха.

Но… Помимо всего, ей потрясающе везло! И сейчас, в третий раз, тоже — она оказалась в нужном месте в нужное время.

При голосовании она получила 146 голосов — свыше 50 процентов — и стала лидером Оппозиции Ее Величества. «Почему вы победили?» — спросил ее журналист. «По заслугам» — отрезала Тэтчер.

В те дни, вспоминает лейбористка Б. Касл, Тэтчер выглядела лучше, чем обычно, «она была влюблена, влюблена во власть, в успех и в самое себя…»

- Я действительно думаю, что мы завершили возрождение философии и принципов свободного общества. Именно для этого я и живу.
М. Тэтчер, 1979 год

Консерваторы оставались в оппозиции до 1979 года. Именно в это время сформировалось и определилось окончательно то политическое течение, которое вскоре было названо «тэтчеризмом», та платформа, на которой Тэтчер сумела вначале объединить консервативную партию, а затем трижды победить на выборах.

Великобританию в семидесятые годы журналисты резко, но не без оснований называли «больным человеком Европы». Здесь темпы роста были ниже, чем у основных соперников, производительность труда росла медленнее, накапливалось отставание в разработке новых технологий, заметно росла безработица. А считалось, что партия, допустившая рост безработицы, обречена на выборах.

Но главным врагом оставалась инфляция, перешагнувшая через десятипроцентную отметку, это вызывало наибольшее раздражение у избирателей.

И конечно, еще одно — рост налогообложения.

Наконец, Великобритания после 1945 года быстро и неотвратимо теряла статус великой державы. Это было неприятно, страдала гордыня британцев.

В шестидесятые годы пришлось вообще распроститься с Британской империей, на смену пришло аморфное Британское Содружество. В обществе нарастало недовольство.

Ответом на эти настроения и явился тэтчеризм. В основу экономической политики легла теория М. Фридмана — «монетаризм». Она провозглашала полный отказ от расширения государственного вмешательства в экономику, роста сферы социального обеспечения и поддержания полной занятости. Этим путем достигалась главная цель — ограничение инфляции. Но — предлагалось положиться на действие законов рынка.

Концепция привлекла Тэтчер простотой, логичностью и вполне отвечала ее взглядам. Тэтчер находилась под влиянием трудов видного философа и социолога фон Хайека, который утверждал, что политическая свобода достижима лишь в условиях «свободного предпринимательства» и что стремление к равенству или «социальной справедливости» — главный враг свободы. Поэтому создание развитой системы социального обеспечения — так называемое государство благосостояния — рассматривалось им как шаг на пути к тоталитаризму.

И это отвечало объективным потребностям британской экономики. Мелкие и средние фирмы, получив свободу рук быстрее, чем неповоротливые гиганты, особенно в национализированном секторе, могли перейти к новым технологиям. А снижение государственных расходов и налогообложения повышало норму прибыли, это должно было привлечь в страну новые капиталы.

Но поскольку сокращалось социальное обеспечение, закрывались неконкурентоспособные предприятия, наносился удар по рабочему классу — шахтерам, металлургам, судостроителям. Уровень жизни резко снижался у трети населения страны. Однако консерваторы сознательно шли на это: для победы на выборах им требовались голоса другой, большей части, которая выигрывала от программы.

Консерваторы опирались на старую английскую традицию противопоставления индивидуализма и коллективизма, объявляя коллективизм абсолютным злом. «Основные побуждения и инстинкты подавляющего большинства свободных мужчин и женщин ничего не имеют общего с коллективизмом» — заявила однажды М. Тэтчер. Что ж тут возразишь?

Тэтчеризм декларировал стремление возродить «викторианские ценности» — усердие, бережливость, стремление опереться на собственные силы, предприимчивость. Вот оно, отцовское воспитание! Затем — одновременно

с укреплением традиционной морали — укрепить закон и порядок, ужесточая законодательство, усиливая полицию.

Тэтчер выступила за жесткую политику в отношении иммиграции «третьего мира». Это входило в ее концепцию борьбы с «социализмом», которого она, как огня, боялась, считая, что он надвигается на Британию. Вообще одна из главных целей была «покончить с социализмом» в Британии и ограничить его распространение в мире.

Если проанализировать речи Тэтчер, можно почерпнуть массу интересного. Например, она никогда или очень редко употребляет абстрактные термины — «монетаризм», «этатизм» и т.д. Она всегда говорит конкретно, словами, вызывающими самые привлекательные ассоциации, например: «здоровые деньги», «дух предприимчивости», «большое государство».

Излюбленный ее стереотип — сравнение национальной экономики и домашнего хозяйства. Сама она постоянно в интервью подчеркивала, что даже став лидером партии, по-прежнему готовит мужу завтрак, любила фотографироваться у плиты или с веником в руке. И в экономике она стремилась предстать рачительной хозяйкой, которая сводит приход с расходом и не тратит деньги зря. И стереотип этот прекрасно работал, хотя совершенно понятно, что экономика страны подчиняется иным законам, нежели домашнее хозяйство.

«Это дорога, по которой я полна решимости идти. Это путь, которому я должна следовать. Я зову всех, в ком есть дух — гордых, непоколебимых, юных сердцем, встать и присоединиться ко мне, чтобы идти вперед», — говорила Тэтчер в 1981 году. Понятно, что слова ее больше пристали средневековому пророку, чем современному политику, но… она, возможно интуитивно, опиралась на веру и эмоции, а авторитарный характер заявлений исключал сомнения в поисках истины.

Тэтчер сознательно и решительно упрощала сложнейшие проблемы, и это оказалось полезно для политика.

Мифологичны были и ее внешнеполитические взгляды — в мире происходит глобальная борьба между демократическими и недемократическими странами, которая объясняет буквально все происходящее в любом регионе и может окончиться лишь полной победой одной стороны. Но все это, что важно, не было имитацией, созданием «имиджа», напротив, именно очевидная искренность убеждений Тэтчер привлекала к ней людей. Словом, за годы пребывания в оппозиции Тэтчер сумела заявить о себе и очень многих сделать союзниками. Оставалось ждать случая.

- Я не обещаю вам ничего, кроме больших плодов собственных усилий… Я не политик-соглашатель и не политик-прагматик. Я — убежденный политик.
М. Тэтчер, 1979 год

Зима 1978-1979 годов была названа в Англии «зимой несогласия». Политика «социального контракта», которую проводили лейбористы, окончилась провалом. Целый ряд профсоюзов, в первую очередь муниципальные служащие, объявили забастовку. Оказались парализованными медицинская и пожарная службы, мусор не убирали, в домах отключалось отопление. Возмущению населения не было предела.

Правящая партия не располагала надежным большинством в палате общин, и когда весной 1979 года лидер оппозиции Маргарет Тэтчер внесла вотум недоверия правительству, малые партии присоединились к консерваторам, и вотум прошел благодаря одному голосу. По иронии судьбы один член парламента, лейборист, как раз лежал при смерти; если бы он смог добраться до парламента и проголосовал, правительство удержалось бы. Но приходилось идти на новые выборы теперь, когда в памяти избирателей еще свежа была «зима несогласия». Тэтчер вновь повезло.

Но главное, конечно, было в другом. Идеология Тэтчер, ее личность, характер, риторика оказались востребованными. К тому времени Британию уже много лет называли «больным человеком Европы». «Что-то нужно менять» — такие настроения, знакомые нам по началу восьмидесятых годов, доминировали в Британии семидесятых. Требовались жесткие, непопулярные меры, чтобы если не переломить (а это и не удалось), то хотя бы затормозить и ослабить негативные тенденции в экономике и социальной сфере. Не случайно многие сторонники сравнивали Тэтчер и тэтчеризм с горьким лекарством, которое, однако, необходимо принимать. Именно соответствие смелой риторики общественным ожиданиям, а гораздо более прагматичной и осторожной политики Тэтчер реальным потребностям страны и предопределили конечный успех тэтчеризма.

Голосовали не столько за нее, сколько против «зимы несогласия». Консерваторы, которые, как ни странно, на выборах выступили в качестве «партии перемен», получили около 45 процентов голосов и прочное большинство в палате общин.

Весной 1979 года карьера М. Тэтчер достигла своего апогея. Именно на посту премьер-министра она добилась наибольших успехов, не говоря уже о том, что сам этот пост — предел мечтаний каждого английского политика. Она получила возможность реализовать свою программу и войти в историю Британии как спасительница от социализма, как первая женщина — премьер-министр. Еще до выборов она заявила, что для реализации своей программы ей потребуется не более двух сроков, то есть десять лет. Ей будет дано три.

В первые годы ее правления мало кто верил, что она продержится два срока. Ни одной поставленной новым правительством цели не было достигнуто. Рост безработицы сводил все успехи на нет. (Три или четыре, по данным профсоюзов, миллиона человек.) Заметно снизилось потребление. Правда, несколько оживился мелкий и средний бизнес, но резко выросло число банкротств.

«Люди Хита», с которыми она не могла не считаться, выступали против политики «монетаризма» и уже после первых признаков спада в экономике стали требовать от премьер-министра поворота на 180 градусов. Тэтчер всегда обращалась к рядовым членам партии через голову партийной верхушки, она заявила им на партийной конференции 1980 года под гром аплодисментов: «Эта леди — не для поворотов!». Теперь ее стали называть «леди, которая не сворачивает».

Новый бюджет, а также ряд мер, принятых против профсоюзов, несколько подняли престиж правительства. И все же в конце 1981 года Тэтчер заработала титул «самого непопулярного премьер-министра столетия» — ее деятельность одобрили всего 25 процентов избирателей. Но уже через год этот показатель был свыше 49 процентов! Что же произошло? В апреле 1982 года аргентинские войска высадились на Фолклендских островах.

- Дух Южной Атлантики — это высший дух Британии.
М. Тэтчер, 1982 год

До весны 1982 года о Фолклендских островах знали, вероятно, только профессиональные географы. Тем не менее эти каменистые клочки суши в Южной Атлантике уже полтора столетия служили предметом спора между Великобританией и Аргентиной. Впрочем, население этих островов (около двух тысяч человек, потомки английских переселенцев) высказывалось за Британию, но военная хунта, правящая тогда в Аргентине, решила применить силу.

Бесспорное нарушение международного права, безусловно, и резкая реакция Великобритании были оправданы. Другое дело, что можно было все же попытаться избежать эскалации вооруженного конфликта. Тэтчер, однако, с самого начала постаралась превратить этот малозначительный конфликт в событие чуть ли не вселенского масштаба, включив его в общий контекст борьбы Добра и Зла. Доказывая тогдашнему госсекретарю США А. Хейгу необходимость оказать поддержку Великобритании, она ссылалась на то, что безнаказанность агрессии приведет к поражению всей западной демократии в глазах «тоталитарного Востока». И в одночасье Фолклендские острова превратились в символ британского величия! Туда были отправлены войска, аргентинцы капитулировали, и Тэтчер во всеуслышание объявила, что «Британия вернула себе приставку «Великая».

Взрыв патриотизма порой с шовинистическим оттенком сразу же превратил Тэтчер из самого непопулярного премьер-министра столетия в признанного общенационального лидера. На самом деле, риск был велик, экспедиционные силы потеряли несколько кораблей, и все военные признавали: еще один-два корабля, и пришлось бы возвращаться, что означало бы провал правительства Тэтчер, во всяком случае, поражение на выборах. И, тем не менее, мужество и решительность Тэтчер оправдали себя, везение вновь ее не подвело, и теперь ее победа не вызывала сомнения.

Снова Тэтчер цвела и хорошела, снова была влюблена во власть. Именно власть давала ей возможность с новой решимостью взяться за свою программу. К 1987 году почти 20 процентов населения владели хотя бы небольшими пакетами акций — против 7 процентов в 1979 году. Создавалась столь любимая ею «демократия собственников», ее надежная опора. В экономике намечался подъем, и жизненный уровень повысился у двух третей населения. У одной трети он остался прежним и примерно у 20 процентов населения существенно снизился, но для исхода выборов это не имело значения.

Личная популярность Тэтчер оставалась высокой, она намного опережала своих соперников. Вторично победив на выборах, Тэтчер окончательно закрепила свое положение единоличного лидера консерваторов. Ее новый кабинет был сформирован в полном соответствии с ее вкусами. Это были, как правило, люди, сделавшие себе карьеру, преуспевающие бизнесмены, свободные от аристократической сентиментальности традиционных тори, превыше всего ценившие эффективность и в бизнесе, и в политике. Они сознательно и убежденно проводили в жизнь курс своего лидера.

Правда, авторитарность Тэтчер некоторых ее соратников пугала, но вряд ли они могли тогда знать, что ее кумиром был Оливер Кромвель! Об этом стало известно лишь в последние годы. «Тэтчер больше, чем любой современный премьер-министр, смотрит на инакомыслие с тем особым отвращением, которое отличает диктатора от демократа», — писал еженедельник «Нью стэйтсмен».

В мифологии тэтчеризма Советский Союз неизменно играл роль воплощения зла. У нее было черно-белое видение мира и два врага — «большое государство» внутри страны и «советская экспансия» вовне.

Тема «советской угрозы» сослужила Тэтчер неплохую службу: подобные высказывания создали ей известность в мире, сделав «международной героиней правых», и помогли ей объединить собственную партию, ибо это было то, что не вызывало возражений ни у кого из консерваторов.

Окончательно советско-английские отношения ухудшились после ввода наших войск в Афганистан. Помимо всего прочего, этот регион издавна входил в зону интересов Великобритании.

Последовали политические и экономические санкции против СССР. Лишь отсутствие поддержки союзников по Европейскому сообществу не позволило Тэтчер совсем заморозить отношения. И вдруг в феврале 1984 года Тэтчер неожиданно приезжает в Москву на похороны Ю.В. Андропова! В чем дело? Возможно, именно рост напряженности заставил задуматься наиболее дальновидных западных политиков. В Западной Европе нарастало движение сторонников мира; в Англии против внешней политики Тэтчер выступала примерно половина избирателей. Да и слишком много других событий заставило всерьез задуматься об опасностях конфронтации.

Большое впечатление на М. Тэтчер произвела первая встреча с секретарем ЦК М.С. Горбачевым в декабре 1984 года. После этого она не только заявила, что с Горбачевым «можно иметь дело» (эта фраза тут же облетела весь мир), но и признала впервые за много лет искренность намерений советского руководства относительно разоружения. Надо отдать должное Тэтчер: она серьезно отнеслась к планам, которые высказал Горбачев, и после избрания его генеральным секретарем первой из крупных западных политиков поддержала перестройку в СССР.

- Я не собираюсь уходить в отставку. Я одержу победу на следующих парламентских выборах, поскольку я говорю то, что отвечает самым глубоким устремлениям людей.
М. Тэтчер, 1989 год

Выборы, состоявшиеся в июне 1987 года, принесли консерваторам третью победу и большинство — сто мест — в парламенте. За них проголосовали 43 процента избирателей. Почему? Продолжающееся улучшение экономического положения, с одной стороны, и по-прежнему разобщенная оппозиция — с другой.

Принципиальных изменений в политике правительства М. Тэтчер не произошло. Инфляция не превышала 8-9 процентов в год, заметно снизилась безработица, на 10 процентов выросло число домовладельцев и на 50 процентов — число имеющих собственное дело. На один миллион сократилось число работников государственного сектора.

И, несмотря на это, политическое благополучие Маргарет Тэтчер к началу девяностых годов вновь оказалось под угрозой!

Кризис возник неожиданно. В ноябре 1990 года один видный консерватор, давний соперник и оппонент М. Тэтчер, выдвинул свою кандидатуру на пост лидера партии. В первом туре Тэтчер одержала победу, хотя и не получила абсолютного большинства (204 голоса против 152), и стала энергично готовиться ко второму туру. И тут-то выяснилось, что многие голосовавшие за нее рядовые члены парламента намерены во втором туре изменить свою позицию, и более того, ей — как гром среди ясного неба! — отказал в поддержке собственный кабинет. Значительная часть ее министров открыто высказалась за ее отставку.

И второго тура не потребовалось…

- Приближаясь к одиннадцатой годовщине пребывания на посту премьер-министра, хочу заметить, что виски достигает полной кондиции лишь на двенадцатом году выдержки, прибавляя после этого и в цене, и в качестве.
М. Тэтчер, 1990 год

Что же за человек Маргарет Тэтчер? «Эта женщина за десять лет смогла так основательно перелицевать экономическую и социальную структуру британского общества, как это не удавалось сделать на протяжении нескольких десятилетий многим достопочтенным джентльменам». Это писала «Правда» 8 марта 1989 года. Значит, революция, о которой мечтала Маргарет Тэтчер, совершилась? Точнее и сдержаннее оценил достижения Тэтчер видный консерватор Дж. Критчли: «Она дала партии тори то, что они жаждут: тройную победу на выборах, десять лет непрерывного правления и изобилие рыцарских титулов».

А что избиратели? К десятилетию ее правления был проведен специальный опрос: 35 процентов оценили ее десятилетнее правление положительно, а 40 процентов отрицательно. Среди лучших качеств Тэтчер на первое место поставили решительность, а среди худших… — ее голос и уже потом безразличие к людям. Общий итог ее «революции»: выросло влияние Британии в мире (66 процентов), но она стала более эгоистичной (63 процента), богатые стали богаче, а бедные беднее (76 процентов), влияние государства не сократилось, а выросло (63 процента).

Если же мы хотим что-нибудь понять в ней, нужно помнить: прежде всего она — политик. Это — самая основная ее характеристика. Подробности о ее личной жизни необычайно скудны, да и те сводятся более всего к работе. Обычно говорят о ее напряженном распорядке дня, самостоятельной работе по ночам. Два-три слова о семье; иногда Тэтчер по-прежнему занимается домашним хозяйством. Недавно она стала бабушкой… Вот и все. У Тэтчер нет хобби.

Маргарет Тэтчер — не супермен, то есть не супервумэн, и не пророк. Она политик крупного масштаба, человек, который имеет свое видение мира, свои рецепты для решения сложных проблем и всеми помыслами, всеми мыслимыми силами стремится к власти, чтобы применить их на практике. Успех политика измеряется голосами, поданными за него на выборах. Однако политики приходят и уходят, а проблемы, которые, казалось бы, уже решены, возникают вновь.

Лейбористы хорошо использовали уроки, которые получили от нее. Они пересмотрели основные положения своей политики, отказались от ряда непопулярных требований, сумели восстановить единство в своих рядах и дважды, в 1997 и 2001, победили на выборах. И сейчас шансы консерваторов вернуться к власти довольно призрачны.

А леди Маргарет Тэтчер все еще, хотя и реже, чем раньше, появляется в информационных программах. Недавно она передала поздравление съезду российского Союза правых сил, который в своей идеологии многое у нее позаимствовал.

В политику она уже не вернется, но в истории останется, а споры о «революции Маргарет Тэтчер», хотя уже и не столь ожесточенные, будут продолжаться.

Александр Голубев



См. также:
«Вулкан Платинум» распахивает свои двери для гостей
Мир восхитительного азарта и развлечений ждет вас в гости
Все о бесплатных играх
Горнолыжное снаряжение и его типы
Керамика раку: простота, вмещающая космос
Игровые автоматы: бесплатно или на деньги?
Бонусы: липкие и обычные
Все о грамотном бонус-хантинге
Полиграфические и копировальные услуги в Москве
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
Новости uebmoscow.ru смотрите на www.uebmoscow.ru.
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005