Методические материалы, статьи

Тамплиеры — рыцари России

Приоткрывающиеся сейчас архивно-следственные дела бывшего «ведомства страха» — ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ — перечеркивают легенду о «безмолвии народа» и «покорности интеллигенции».

Непрерывная широкая оппозиция режиму существовала с самых первых шагов советской власти, только не в партийно-правительственных верхах, где борьба велась за личную власть и влияние, а в среде многомиллионного российского населения, не желавшего превращаться в бессловесный скот. И здесь еще не совсем выявленную роль сыграли тайные мистические общества и рыцарские ордена, возникшие в России в начале и первой половине двадцатых годов нашего века.

В первую очередь это относится к Ордену тамплиеров.
Но откуда могли появиться средневековые рыцари в разоренной гражданской войной России, в нэповской Москве? В памяти сразу возникают Воланд и его свита, состоявшая, к слову сказать, как раз из «рыцарей». Случайность? Откуда Булгаков мог взять такой сюжет, разработанный, как выясняется, в точном соответствии со средневековыми легендами и учением гностиков, причем с деталями, мало кому известными, кроме специалистов? Специальными исследованиями писатель не занимался. Еще менее вероятно, чтобы у него были тесные и доверительные контакты со следователями ОГПУ, например, с помощником начальника 1-го отделения Секретного отдела Э.Р.Кирре, который в обвинительном заключении по делу «Ордена света» прямо утверждал существование в Москве «рыцарей», «законспирированных рыцарских кружков» и полагал, что «идея тайных мистических орденов в России… применялась для распространения и прикрытия анархо-подпольной деятельности под видом якобы «аполитичной» мистики… Организация ставила своей целью борьбу с соввластью, как властью «Иальдобьаофа» (одним из воплощений Сатаны) и установления анархического строя…»1.

Итак — рыцари, борцы с Сатаной и коммунизмом, анархисты…
А что было на самом деле?

Сейчас можно сказать — и то, и другое. В целом же — духовное движение, сыгравшее немаловажную роль в те годы. Но прежде чем рассказать, кто были эти люди (со многими из которых автор «Мастера и Маргариты» был связан самыми тесными и доверительными узами), позволю себе небольшое отступление.

Начало двадцатых годов нашего века совпало с окончанием гражданской войны, разгромом коммунистами оппозиционных политических партий и своих прежних сподвижников — с набиравшими обороты и размах репрессиями. Это было время попыток построения примитивного (то есть первобытного) коллективизма, время последовательного разрушения всего, что было создано и накоплено на протяжении веков, одновременно с ломкой всей социальной структуры общества и государства.

К началу двадцатых годов все политические партии в России были подавлены и разгромлены. «Живым», несмотря на репрессии, оставалось разве только анарходвижение в своих остатках, и то лишь потому, что не имело организационной структуры.

Мы привыкли к экранному образу анархиста — бандита, бомбиста, уголовника, не задумываясь, насколько такой персонаж партийной большевистской пропаганды соответствовал действительной терминологии ОГПУ-НКВД. Называвшими себя порою «анархистами» — полнилась в те годы вся Россия. Однако подлинные анархисты, объединявшиеся в различные течения и группировки, были людьми глубоко идейными, самоотверженными, высоко ставившими анархистское понятие долга и чести, хотя их крайние экстремистские группировки могли представлять действительную опасность для общества.

Оказавшись в фактической ссылке под Москвой в Дмитрове, П.А.Кропоткин, известнейший теоретик анархизма, например, ужаснувшись результатами революции вообще, отказался от общественной и политической деятельности, испытывая на себе собственных «благонравных брошюрок посевы».

Иначе поступил А.А.Карелин.

Жизнь и деятельность этого замечательного человека, всякий раз производившего неизгладимое впечатление на каждого, кто с ним встречался и беседовал, в дальнейшем, я уверен, станет объектом изучения и описания. Свой революционный путь со старших классов гимназии Карелин начал народовольцем, закончив его теоретиком анархизма. Он неоднократно начинал издание зарубежных русскоязычных газет и журналов, вел их сам, написал бесчисленное количество статей, пьес-диалогов, брошюр и научных исследований по экономике и социологии. С 1905 по 1917 год Карелин жил во Франции, где принял посвящение в Ордене тамплиеров, а после Февральской революции вернулся в Россию, чтобы здесь заложить основание «Восточного отряда» Ордена.

Одновременно он продолжал вести большую организационную работу в анарходвижении, впервые сумев в 1918 году объединить анархистов «умеренного» крыла во Всероссийскую Федерацию Анархистов (ВФА) и Всероссийскую Федерацию анархистов-коммунистов (ВФАК). Вместе со своими сподвижниками, Е.Эрмандом-Долининым и А.Гэ, Карелин некоторое время возглавлял анархистскую фракцию в ЦИКе (на правах наблюдателей) и однажды выступил в традициях лучших русских судебных ораторов с речью против «красного террора», института заложников и смертной казни. Эта речь была сорвана коммунистами…

Но то была внешняя сторона его жизни.

Как вспоминали знавшие его, вскоре после переезда Карелина из Петрограда в Москву весной 1918 года его двухкомнатный номер в гостинице «Националь» стал одним из притягательных центров для самой различной публики. Здесь можно было встретить представителей практически всех слоев советского общества — от руководителей государства (например, А.С.Енукидзе, который был дружен с Карелиным) до приехавших за советом «из глубинки к старцу» крестьян-анархистов или поморов-старообрядцев. Профессора, студенты, научные работники, актеры, музыканты, художники, литераторы, математики — разные люди со всех концов России стекались к этому грузному, высокому и, в сущности, совсем не древнему «старцу», умевшему каждого выслушать и дать совет.

Как показывал в 1933 году на допросе в ОГПУ М.И.Сизов, известный антропософ (ученик Р.Штейнера), Орден тамплиеров был открыт Карелиным вместе с А. Белым (Б.Н.Бугаевым) в 1920 году. Первыми его слушателями и учениками, а соответственно, и первыми «рыцарями», принявшими посвящение, чтобы вести уже собственные кружки, были артисты Ю.А. и В.А.Завадские, В.С.Смышляев, М.А.Чехов, математики А.А.Солонович и Д.А.Бем, научные работники Н.И.Проферансов, М.И.Сизов, Н.П.Киселев*, М.В.Дорогова, искусствовед А.А.Сидоров, поэт и писатель П.А.Аренский, художники Л.А.Никитин и А.В.Уйттенховен, анархисты Н.К.Богомолов и Г.И.Аносов и ряд других лиц 3.

Мы приводим здесь цитату из книги Сергея Ермолинского (Из записок ранних лет. Михаил Булгаков, Николай Заболоцкий. М., Искусство, 1990 год), который, будучи в тюрьме, оказался в одной камере с Киселевым. Вот что он пишет:
«Старика я запомнил. Его звали Николай Петрович Киселев. Имя мне показалось знакомым, а позже я убедился, что это тот самый Н.П.Киселев, о котором упоминает Андрей Белый в своих мемуарах, книголюб, собиратель книг, специалист по романтикам и по трубадурам, весь, по выражению Белого, «экс-либрис», утонченный знаток древних ритуалов, истории тайных, мистических обществ! Бог мой! Начало века! Целая полоса бурлящей, путаной-перепутанной жизни московских интеллектуалов! Разумеется, разговаривать с ним было интересно, и это отвлекало меня от неотвязных мыслей о своей судьбе.
…Мой старик уверял меня, что надо терпеть и ждать. И опять, уже не в первый раз, развивал передо мной свою любимую теорию об «уловлении духа». Он внедрял в меня мысль, что процесс этот неостановим и в конце концов проникнет во все поры нашей жизни. Он рассуждал как человек постигший все закономерности происходящего и посему успокоившийся, но глаза его были тревожны».

На этих собраниях Карелин вел различные беседы, рассказывал средневековые легенды гностического характера — о рыцарстве, мире духов, бесконечности вселенных, о духовных началах в человеке, земное воплощение которого является всего лишь одной из многочисленных стадий развития духовной молекулы (монады), составляющей «кирпичик» общей системы мироздания. Среди этих легенд были легенды об Атлантиде, совсем не схожие с тем, что повествовал о ней Платон в диалогах «Тимей» и «Критий»; о древнем Египте, открытие древностей которого в то время поражало воображение всего культурного мира, о гностиках и первых христианах, в чьих преданиях сохранялась древняя мудрость Востока.

Вот что показывал спустя десять лет об этих собраниях, постоянно ссылаясь на «беспамятство» за давностью дней и всемерно стараясь затушевать их роль и значение, режиссер Ю.А.Завадский на допросе 5 октября 1930 года на Лубянке.

«…Цель и задачи «Ордена Света«… я понимал как объективная передача известных мистических знаний, причем мне было интересно и важно только то, что касалось вопросов творчества и всего, с этим вопросом связанного, то есть вопросов этики художника, вопросов подъема душевного и духовной культуры и так далее.

«Борьба со злом» — эта формула мной расшифровывалась как прежде всего борьба, конечно, внутренняя, духовная человека со своими недолжными качествами — борьба не уничтожением, а созиданием положительных вещей и качеств…»4

На следующий день Завадский, по просьбе которого допрос накануне был прекращен, показывал: «Легенды Карелин рассказывал, а потом слушавшие задавали вопросы и беседовали. Иногда заранее сговаривались с Карелиным о дне, когда к нему можно было прийти, иной раз я забегал к нему в свободный час, случайно…»5

Аполлон Андреевич Карелин и его жена Евгения Фортунатовна. Начало 20-х годов
Карелин умер 20 марта 1926 года. К тому времени, несмотря на начавшиеся репрессии, Орден тамплиеров не только окреп, но и довольно широко распространился по Москве и далеко за ее пределы. В Москве орденские кружки охватывали, кроме уже названных лиц, музыкантов и композиторов (Г.П.Садовников, Н.И.Сизов, С.А.Кондратьев), артистов (Р.Н.Симонов, А.И.Благонравов, Л.И.Дейкун, Г.Е.Ивакинская, М.Ф.Астангов), ученых (А.С.Барков, А.А.Синягин, Д.Д.Благой), искусствоведов (Д.С.Недович, В.О.Нилендер, А.С.Петровский), преподавателей вузов (Е.К.Бренев, А.А.Солонович, А.С.Поль, Е.Н.Смирнов), литераторов (Н.В.Водовозов, Н.Н.Русов, Г.П.Шторм, М.И.Сизова), студенчество различных институтов — от технических, как МВТУ имени Баумана, где преподавали математики-тамплиеры, до Московского университета.

Насколько сейчас можно представить по материалам бывшего архива ОГПУ-НКВД-КГБ, содержащим протоколы допросов, а главное, по собственноручным показаниям арестованных членов ордена, разработанная А.А.Карелиным и развитая его преемниками А.А.Солоновичем и Н.И.Проферансовым структура организации была гибкой, конспиративной и эффективной.

Самой первой ступенью на пути к ордену были многочисленные кружки полузакрытого типа, где читались лекции общеобразовательного характера, в то же время разоблачавшие вульгарно-материалистический подход к изучению природы и общества, лекции по истории искусства и культуры, дававшие начальные сведения по истории развития философской мысли Востока и Запада. Иногда такие кружки возникали на период чтения одного какого-либо цикла лекций и потом распадались, иногда слушатели меняли место собраний, а вместе с тем меняли темы и лекторов. Последние не всегда являлись членами ордена, а потому могли даже не подозревать о его существовании.

Главной задачей таких кружков было приучить слушателей мыслить и анализировать, не принимать ничего на веру, учиться ставить вопросы и искать на них ответы. Естественно, что именно здесь, среди студентов вузов и рабфаков, выходцев из рабочей и крестьянской среды наиболее популярными оказывались анархические идеи, а последующие обсуждения и споры с неизбежностью приобретали политический характер, что приводило нередко и к попыткам создания подпольных организаций.

Существовали кружки и совсем иного характера, составленные из представителей творческой интеллигенции, где основными темами занятий были вопросы искусства, история религий и мистики. Здесь старшие рыцари, ученики Карелина, знакомили слушателей с вводными орденскими легендами и по прошествии какого-то времени давали им посвящение в первую орденскую степень. Дальнейшая работа посвященных была связана с изучением орденских легенд, что давало возможность последовательного восхождения по степеням посвящения.

Однако и эти кружки представляли собой лишь преддверие Ордена тамплиеров, почему имели собственные названия: «Орден света», «Орден духа», «Храм искусств». Вот что писал о них в собственноручном показании 29 сентября 1930 года А.С.Поль, один из немногих тамплиеров, сумевший избежать повторных репрессий и снискавший в последующие годы жизни широкую известность преподавательской деятельностью в театральных вузах Москвы. В отличие от Ю.А.Завадского, в своих показаниях А.С.Поль оставил достаточно полную картину орденских организаций.

«В конце 1924 года или в самом начале 1925 я подошел к ордену и вскоре был посвящен. Перед посвящением мне было сказано, что орден ставит своей задачей духовное перерождение человека, который должен быть благородным и противиться всякой неправде. Мне было сказано, что я имею полную свободу отойти от ордена с единственным условием сохранения всего дела в тайне. При посвящении мне была рассказана легенда о древнем Египте, и само посвящение сопровождалось обращением посвящающего к посвящаемому с призывом к его гордости и мужеству, причем посвящавший предлагал встать и поздравить нового рыцаря с посвящением. При этом он слегка ударял его по плечу. При моем посвящении было трое, присутствие женщины по нормальному ритуалу (мне говорили) желательно, но не обязательно.

Через известный срок (после рассказа установленного количества легенд, 3 или 4) происходил перевод во вторую степень, при котором произносилась формула перевода (не помню слов) и снова рассказывалась легенда. На второй степени сохранялся тот же порядок прохождения, что и на первой (только легенд рассказывалось меньше), после чего происходил перевод в третью степень. Посвящения из первой степени во вторую или третью отнюдь не давали права ведения своих групп (отрядов).

При посвящении каждому давалась восьмиконечная звезда, что как бы символизировало надзвездный мир восьми измерений»9.

Параллельно с такими «подорденами», служившими подготовительными ступенями к собственно Ордену тамплиеров, существовало «Братство милосердия», которое объединяло часть как уже принявших посвящение рыцарей, так и людей, стоявших близко к ордену, но формально в него не вступавших. Целью братства было оказание любой необходимой помощи тем, кто в ней нуждался (в том числе и нечленам ордена), но так, чтобы получавший помощь (денежную, вещевую, медицинскую, социальную) не догадывался, откуда она исходит.

Собственно тамплиерами считались рыцари, поднявшиеся на четвертую ступень посвящения. Они вели кружки, читали лекции, по-видимому, определяли программы общих мероприятий, таких как проведение благотворительных концертов, публичных лекций, образовательных экскурсий, памятных вечеров, часть которых проходила в Музее Кропоткина, и т.д. Только они могли представить себе в какой-то степени «личный состав» ордена, поскольку общение между членами кружков было ограничено. Какая работа велась на этом, собственно орденском уровне, сказать сейчас затруднительно, потому что в отличие от посвященных низших степеней тамплиеры были верны обету молчания и не пополняли рядов секретных сотрудников ОГПУ.

Но для чего нужны были тайные орденские собрания, легенды об Атлантиде, древнем Египте, о мире .духов, странным образом переплетавшиеся с космологией гностиков, с одной стороны, и с явно анархистскими чаяниями об идеальном бесклассовом и безвластном обществе будущего — с другой?

Как я уже говорил, Карелин и его ближайшие сподвижники — Н.И.Проферансов, А.А.Солонович, Н.К.Богомолов, Г.И.Аносов — были анархистами, членами секретариатов ВФА, ВФАК и «Черного креста помощи заключенным и нуждающимся анархистам». Все эти люди, входившие в орден, а также ряд других тамплиеров — Н.Р.Ланг, Л.А.Никитин, О.С.Пахомова — были тесно связаны с Музеем П.А.Кропоткина, ставшим к тому времени единственным легальным центром анарходвижения, где читались публичные лекции, связанные с историей анархизма, работала библиотека-читальня, проходили вечера, посвященные памятным революционным датам.

Один из первых ударов по орденским группам был нанесен органами ОГПУ в ноябре 1929 года арестом ряда членов Библиографического кружка, работавших при Кропоткинском музее и тесно связанных со студенческой и школьной молодежью. Налицо была явная провокация. После этого на протяжении зимы, весны, лета и осени 1930 года прошли массовые аресты молодежи в Москве, Нижнем Новгороде, Свердловске, Ростове-на-Дону, Харькове, Киеве, на Северном Кавказе.

Сеть, закинутая с Лубянки, захватила не одних только тамплиеров. Арестованы были политические анархисты, мистики, подтверждавшие свою приверженность идеям безвластного общества, толстовцы, теософы и антропософы, просто верующие, не без основания полагавшие, что с приходом к власти коммунистов в России восторжествовал государственный сатанизм, требовавший поругания святынь, разрушения духовности.

Убежденность этих людей в возможности осуществления на Земле безвластного общества и вместе с тем уверенность в существовании иных пространств, открытых духу в бесконечности его существования «в веках и мирах», вызвали к жизни не совсем правильный термин — «анархомистики», удобный для политического сыска, поскольку он позволял делать ударение на первой части, связывая искателей нового религиозного сознания с политическими противниками коммунистов анархистами, а не на второй, гораздо более отвечающей сути явления. А в этой группе состояли люди творческого склада, принадлежащие к миру искусства и науки. Для них путь мистических исканий и откровений, изучение древних легенд и ритуальные собрания служили прежде всего средством совершенствования своей личности в творчестве. Но не только.

Одновременно внерелигиозный опыт, мистика формировали личность человека, укрепляли его сознание. Через мистический опыт, дававший ощущение единства всего живого и нерасторжимой связности людей и мира, развертывался путь, готовивший человека отнюдь не к будущей только жизни, но к земной, к ожидаемым испытаниям. Последние, как известно, не замедлили быть: почти все тамплиеры оказались в концлагерях, в тюрьмах, в ссылках, откуда вернулись лишь единицы…

Вот как о рыцарстве и деятельности ордена говорил Е.Н.Смирнов, преподаватель московских вузов, человек глубоко верующий, сын священника, сохранивший определенную близость с патриархом Тихоном, на допросе 23 ноября 1930 года:

«Цель «Ордена Света» — чисто этического порядка, предполагающая нравственное самоусовершенствование личности через восприятие христианских основ и воспитание в себе рыцарских христианских добродетелей. Рыцарь — понятие этическое, как лицо, совершающее нравственные поступки. Очищение христианских основ от догматов, накопившихся столетиями, затушевавших лик Христа-рыцаря, а иногда и от прямого обмана церкви — вот устремления участников ордена…»6

«Рыцарское начало», утверждавшееся в орденских кружках, формировало как бы стержень характера нового человека, требуя от него активной жизненной позиции — не участия в политической борьбе, а созидательной творческой деятельности в повседневности.

Некий М.Артемьев, напечатавший специальную статью в газете «Рассвет», отмечает, что «политикой в Советской России никто не интересуется, она вызывает отрыжку и отвращение… От политики бегут, как от чумы, куда попало и более всего по линии наименьшего сопротивления — в спорт, в шахматы, на зеленое поле преферанса, к «родной бутылочке с белой головкой». Те, кто посильнее .духом, в ком живет еще личность, выбирают путь страдания и исповедничества — надевают на шею крест и идут в храм, теряя в самое короткое время советскую службу, профсоюзный билет, а за ним право на хлеб и кров…

В центре внимания современного общественного сознания находятся вопросы философии и в особенности — философии истории. Если бы не ответственность за судьбу оставшихся там, в России, то здесь можно было бы привести ряд блестящих имен из самых разнообразных лагерей старой русской интеллигенции, «ударившихся» в философию истории, о которой они ранее и не мечтали…»

Тамплиеры (храмовники) — духовный рыцарский орден, основанный в 1119 году для защиты пилигримов, направляющихся в Иерусалим. После потери Иерусалима орден оказался на Кипре (1291 год), а затем — во Франции. В 1312 году папа Климентий V закрыл орден. Его последний гроссмейстер Жак де Моле был сожжен. На рисунке — сожжение Жака де Моле и брата рыцаря Джоффри де Шарни
Ответ на вызов истории был именно таким, каким и должен был быть, но на его ограниченности сказалось то отсутствие «рыцарства» в национальном русском характере, о котором за десять лет до этого с горечью предупреждал Н.А.Бердяев. В России рыцарский характер еще только начинал выковываться, обещая проявиться в формирующейся русской интеллигенции, принявшей на себя — в известной мере — миссию запасного рыцарства, однако слишком поздно выступившей на общественную арену.

Бердяев тонко подметил и другое: глубокую аполитичность русского народа, для которого «государственная власть всегда была внешним, а не внутренним принципом… Русские радикалы и русские консерваторы одинаково думали, что государство — это «они», и не «мы«…»8

Поэтому, думаю, занесенное в Россию А.А.Карелиным тамплиерство оказалось таким же порождением русского .духа, как и его анархическая стихия: в отличие от своих исторических предшественников, русские тамплиеры не создали, да, видимо, и не стремились создать организацию, которую тщетно искали следователи ОГПУ. Если не считать молодежных студенческих кружков, «рыцари» стояли вне политики, не примыкали ни к каким партиям, занимаясь делом воспитания и совершенствования духовной (и моральной) структуры человека. Они не были материалистами, верили больше духу, чем телу, а потому больше обращали внимание не на меняющиеся формы власти, а на то сознание, которое эти формы порождает. Они знали, что лечить следует не результаты, а причины заболевания общественного организма, и, как истинные рыцари, посвятили себя служению будущей России, которую провидели и в которую верили.

Читая безликие протоколы допросов, я обратил внимание на факт, как мне представляется, ключевой для понимания психологии русских тамплиеров. Большинство их принадлежало к тому поколению, которое оказалось сорвано со студенческой скамьи в начале первой мировой войны и брошено на фронт. На их долю выпало пережить две революции, почти все они так или иначе побывали в огне гражданской войны, что характерно, на стороне Советской республики, а вернувшись, тотчас же принялись за культурную работу, причем многие так и не успели закончить высшее образование. И вот что примечательно: никто из них никогда не пытался бежать из России, хотя такие возможности были; никто не порвал с ней, ощущая судьбоносную неразрывность с ровной землей.

Сознательная «обрученность» своей жизни с Россией и ее народом, кто бы им ни управлял, готовность идти по этому пути до конца явились для российских тамплиеров реализацией понятий «долга» и «чести», на основании которых только и возникает рыцарство. Долг для них в первую очередь воплощался в служении России. Ну а честью их было исполнить этот долг как можно лучше.

Труднее было определиться с самим собою, со своей жизнью, которая в любой момент могла полететь «под откос». Был человек — и нет человека. Зачем тогда дана жизнь?

Разбираться в «конечных» вопросах выпало на долю поколения, выросшего в атмосфере отнюдь не безверия, а лишь устойчивого антиклерикализма, поскольку уже в начале века большинство русской интеллигенции воспринимало официозную православную церковь как один из государственных департаментов. Это потом, когда церковь стала гонимой и уничтожаемой, стала символом оппозиции воинствующему материализму, к ней в поисках защиты и опоры потянулись сломленные и мятущиеся души. Но что она могла им дать? Она сама искала компромисс с коммунистами, пыталась чисто физически выжить и повторяла те же слова, что и при татарах: «Надо смириться, надо претерпеть…»

В отличие от римской, восточная церковь никогда не была борцом и защитником — она была лишь «утешительницей смиренных».

По счастью, природа не терпит пустоты. Кризис религиозного сознания в России в начале XX века получил мощнейщую поддержку со стороны разворачивавшейся «научной революции». Последняя захватила не только область точных и естественных наук, но, что особенно важно, распространилась и на древнейшие периоды истории человечества. Наряду с открытием первобытности, отодвигавшей формирование человека в глубины прошлого, происходило открытие древних цивилизаций, в полном смысле слова потрясавших воображение людей.

Открывались не просто руины древних городов. Происходило открытие неведомых культур, новых космогоний и философий, которые странным образом находили подтверждение отдельным своим прозрениям в открытиях современных физиков и астрономов. Задача заключалась в том, чтобы правильно разгадать символы и иероглифы, найти сокровенный «ключ к таинствам натуры», создать заново «философский камень» и вырастить в колбе гомункулуса, восстановив тот путь, по которому шли лучшие умы предшествующих поколений.

Не будем упрекать этих людей в наивности и легковерии. Они стремились сочетать современную науку с мистическими прозрениями прошлого, потому что им была необходима новая вера, убежденность в том, что как бы ни была тягостна и беспросветна эта жизнь, готовая в любой момент оборваться выстрелом чекиста в затылок, сами они стоят над этими тяготами, продолжая дело, которое делали «в мирах и веках». Они были уверены, что гибель физического тела не может повредить заключенному в нем духу, который работает вместе с другими своими собратьями над упорядочением хаоса мироздания, частицей которого оказывалась и их — наша — Россия.

В этом и заключалась вся философия и вся «программа» рыцарей-тамплиеров: творить добро, противодействуя злу, совершенствовать мир, совершенствуя в первую очередь себя, и содействовать победе Света над тьмою, которая является не чем-то самодовлеющим, а всего только отсутствием этого Света. В этом они видели заветы Зона Любви, которым для них являлся Христос.

1 Центральный архив ФСК РФ. Дело «Ордена Света», 6, т.2, л.3.

2 Центральный архив ФСК РФ. Дело по обвинению Веревина Ф.П. и др., 1933 г., л.66 об.

3 Никитин А.Л. Заключительный этап развития анархистской мысли в России // «Вопросы философии». — 1991. — #8. — C.89 — 101.

4 Центральный архив ФСК РФ. Дело «Ордена Света», т.4, л.186.

5 Там же, л.190.

6 Там же, т.7, л.516.

7 Бердяев Н.А. Душа России. Цит. соч., с.12 — 13.

8 Подробнее см.: Никитин А.Л. Тамплиеры в Москве // «Наука и религия». — 1992. — ## 4-12; 1993, ## 1-4, 6-7.

Андрей Никитин



См. также:
Получить микрозайм с сервисом ZaimOnline-Ru – легко!
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
По выгодной цене кассовые аппараты троицк только в нашей компании.
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005