Методические материалы, статьи

Гражданская война: переосмысливая известное

О Гражданской войне написана такая гора литературы, что даже бегло ознакомиться с каждой монографией, статьей, брошюрой и рецензией просто невозможно. Казалось бы, исследовательское поле «истоптано». Однако до сих пор вокруг Гражданской войны продолжают «ломаться копья» и гореть дискуссии.

Долгие годы в отечественной исторической литературе превалировала точка зрения, что Гражданская война вспыхнула в мае 1918 года, поводом к ее началу послужил мятеж чехословацкого корпуса (бывшие военнопленные), чьи эшелоны растянулись от Челябинска до Владивостока.

Это позволяло «отсечь» от кровопролитной войны первые полгода существования Советской власти и «списать» всю вину на «интервентов», выступивших своеобразным общественным детонатором российской контрреволюции.

Но куда тогда вписать, например, атамана А.И. Дутова и его оренбургских казаков, еще в ноябре 1917 года свергших Советскую власть на Южном Урале; куда вписать только что сформированную Добровольческую армию генералов М. Алексеева и Л. Корнилова, которая была создана уже в начале ноября 1917 года и в те же дни включилась в вооруженную борьбу с большевиками? Куда вписать многочисленные антибольшевистские выступления конца зимы — начала весны 1918 года, принявшие столь массовый характер, что в ряде губерний они просто смели Советскую власть еще до прихода Белых армий?

Список можно было бы продолжить. Но изначальную точку вооруженного гражданского конфликта стоит искать в иной плоскости. А именно — в побудительных мотивах, подтолкнувших российское общество к кровопролитию и взаимному самоуничтожению.

О причинах Гражданской войны сказано много. Но, думается, ближе всех к истине стоял Владимир Набоков, эмигрант поневоле: «Одни бьются за призрак прошлого, другие за призрак будущего».

Второе десятилетие ХХ века началось для России выплеском противоречий и проблем, охвативших все стороны общественной жизни, — экономику, социальную, культурную и политическую сферы. Государственная модель Российской империи отжила свое, социальные противоречия можно было снять только новыми решениями. Оригинальных и самых радикальных подходов к решению своих проблем требовали и сами россияне, коренным образом поменявшие свои взгляды на окружающий мир. И тому были свои причины.

Объектом кровавого спора крестьян с большевиками была не только продразверстка. Крестьяне верили, что революция принесла им свободу. Идея свободы, воспринятой как воля вольная, всколыхнула крестьянскую Россию.

Из книги М. Геллера и А. Некрича «Утопия у власти»

Последней каплей, павшей на чашу весов судьбы России, стала Первая мировая война, создавшая — в лице солдат-фронтовиков — детонирующий элемент, который и привел в действие весь механизм общественного недовольства ситуацией в стране. Мировая война разрушила последние преграды, сдерживавшие первобытную натуру человека, его животные инстинкты, страх перед возможностью наказания, уважения к закону, традициям, религии, к заветам предков и «родным пепелищам».

Плакат художника В.Н. Дени, 1920 год

С Первой мировой войны домой пришел человек, видевший лишь одну возможность решить все свои проблемы, и такой возможностью была революция.

Подобное средство было единственным и в арсенале большевиков, стремящихся перестроить мир. Насилие просматривалось в каждом их шаге, будь то национализация промышленности, ликвидация свободной торговли, цензура печати или отношения государства с деревней.

Но самая главная роль насилию отводилась в процессе «перековки» человека, всего общества.

Процесс «перековки» начался как раз с 25 октября (7 ноября) 1917 года, когда большевики во всеуслышание заявили, что готовы ради создания нового человека, нового мировоззрения положить на алтарь революции миллионы жизней, не останавливаясь перед насилием над личностью.

Первой жертвой большевистского насилия как движущей силы социальной революции пал товарищ (заместитель) военного министра князь Туманов. Его арестовали в Зимнем дворце и вместе с другими министерскими чиновниками отправили в Петропавловскую крепость. Но до тюрьмы не довели. Матросы закололи князя и сбросили тело в Неву.

Причина агрессивности матросов крылась не в стремлении уничтожить потенциального противника (Туманов не был даже вооружен), а в реакции на те разговоры, которые вел князь, пока его вели из Зимнего в Петропавловку: он пытался объяснить конвоирам всю пагубность идей насильственного переустройства мира.

Дальше вал насилия шел по нарастающей — от единичных случаев террора (от убийства бывших депутатов Государственной думы Ф. Кокошкина и А. Шингарева) через «первую красногвардейскую атаку на капитал» к массовым проявлениям против социальных групп и сословий — помещиков, офицерства, казаков, промышленников, банкиров и интеллигенции. Уже в декабре 1917 года в декретах Советской власти появляется определение, под которое (на протяжении всех последующих семидесяти лет Советской власти) подпадали все несогласные, недовольные и сомневающиеся, — «враг народа». Была создана структура, отвечающая за уничтожение «врагов» в рамках кампании «красного террора».

С первых дней советской диктатуры начали сжиматься политические и экономические тиски. На практике началось осуществляться то, что три года спустя большевики назовут политикой «военного коммунизма», политикой вынужденной, временной и «не отвечающей чаяниям народа». Дело в том, что «военно-коммунистическая политика» и была, на самом деле, истинным коммунизмом, поскольку включала в себя все элементы разрабатывавшейся большевиками уравнительной системы.

Ответная реакция не заставила себя долго ждать: терроризируемое население «показывало зубы», не желая превращаться в экспериментальных животных. Уже через неделю после Октября в разных районах России создавались центры, стремившиеся объединить антибольшевистские движения, в сторону красного Петрограда двигались первые отряды добровольцев.

Так появлялось — как ответная реакция — Белое движение, так начиналась Гражданская война. Ее эволюция шла не прямолинейно, а по спирали — постепенно, от точки к точке, от одного периода (или витка) к другому, и была обусловлена целым комплексом факторов, превращающих войну в своеобразную событийную мозаику, где все настолько переплетено, что подчас трудно понять, кто прав, а кто виноват.

Итак, ноябрь 1917 года ознаменовался началом Гражданской войны, причины которой крылись в стремлении перекроить психику человека (тот, кто на подобное насилие не соглашался, подлежал уничтожению).

Вплоть до весны 1918 года Гражданская оставалась явлением скорее локальным. Противостоявшие друг другу силы были еще малочисленны и разобщены и вели борьбу скорее за власть в отдельных губерниях, не претендуя на нее в общероссийском масштабе.

Антон Иванович Деникин в письме к своей невесте: «Теперь я увидел яснее подлинную жизнь и ужаснулся. Прежде всего — разлитая повсюду безбрежная ненависть — и к людям, и к идеям. Ко всему, что было социально и умственно выше толпы, что носило малейший след достатка, даже к неодушевленным предметам — признакам некоторой культуры, чужой или недоступной… Ненависть с одинаковой последовательностью и безотчетным чувством рушила государственные устои, выбрасывала в окно «буржуя», разбивала череп начальнику станции и рвала в клочья бархатную обшивку вагонных скамеек. Психология толпы не обнаруживала никакого стремления подняться до более высоких форм жизни: царило одно желание — захватить или уничтожить. Не подняться, а принизить до себя все, что так или иначе выделялось».
Одно заключение оставалось в понимании Деникина непререкаемым: «Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступления большевистской власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую родину, это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обреченных на колонизацию пришельцев с Запада и Востока».

А.И. Деникин. Из воспоминаний

Март — апрель 1918 года ознаменовал новый виток Гражданской войны. Именно на эти два весенних месяца приходится большая часть антибольшевистских крестьянских выступлений, в ходе которых мелкие отряды повстанцев не только систематически наносили урон Советской власти, но и стремились консолидировать свои силы, создать регулярные части и подразделения, выдвинуть талантливых командиров. (Именно в это время складывалась так называемая третья сила Гражданской войны, не ставшая окончательно ни на чью сторону, а преследовавшая собственные интересы, определяемые не политическими, а сугубо экономическими целями.)

Как уже отмечалось, антибольшевистское движение весны 1918 года смело в ряде восточных губерний Советскую власть (например, в Тобольской, Екатеринбургской и Пермской губерниях), Сибирская (белая) армия шла здесь уже практически по освобожденной территории, добивая Советскую власть.

Плакат художника В.Н. Дени, стихи Д. Бедного, М. 1919 год, издание Реввоенсовета

Виток Гражданской войны весны 1918 года был вызван и определенной корректировкой большевистской политики. Именно в это время на свет появилась работа В.И. Ленина «Очередные задачи Советской власти».

В работе был четко очерчен очередной объект новой красногвардейской атаки — крестьянство (поскольку именно оно представляло самое косное социальное сословие, не желающее считаться с интересами молодого Советского государства вообще и делиться хлебом с пролетарским городом, в частности). Ленинская работа предопределила появление продразверсточных декретов, юридически закрепляющих уже сложившиеся взаимоотношения между собственнической по духу деревней и революционным по сути городом, крестьянством и пролетариатом на неравноправной основе: взамен на предоставляемый хлеб селянин получал лишь обещания или пустые расписки (в случае отказа от подобной модели отношений несогласных ждали карательные отряды и революционные трибуналы).

Подобная позиция не могла не вызвать реакции — Гражданская война вспыхнула с новой силой. Невозможно было найти в России уезд, где не полыхало бы возмущение большевистской политикой, где не прятали бы хлеб, не подымали бы на вилы продработников, милиционеров и красноармейцев.

Май 1918 года — в Гражданскую войну в России вмешиваются иностранные государства: сначала чехи, затем французы, англичане, после — американцы и японцы (более мелкие государства, посылавшие на русские просторы совсем крошечные контингенты, не в счет), то есть государства, которые составляли антигерманский фронт — Антанту.

Вмешательство западных стран объяснимо: после заключения Россией Брестского мира (1918 год) с Германией и ее союзниками возникла опасность появления германских войск на российской территории и использования ее сырьевых запасов и стратегических баз (особенно портов — Мурманска, Севастополя, Одессы, Архангельска, Астрахани, Баку, Владивостока) для перегруппировки своих сил и продолжения войны. Антантовские войска опередили германские, последним достались лишь западные области бывшей Российской империи, наиболее важные пункты оказались в руках англо-французского контингента.

Надо сказать, что иностранные воинские подразделения вплоть до начала 1919 года никакого участия в Гражданской войне не принимали (они не стремились выходить за границы собственных гарнизонов и комендатур). Наоборот, им приходилось — не по своей воле, а под нажимом местной общественности — выступать своеобразным «буфером», разделяющим противоборствующие стороны, или в роли спасателей, эвакуирующих из боевых районов мирное население.

Лишь тогда, когда стало понятным, чем грозит миру большевистская идеология, антантовский блок рискнул открыто вмешаться в гражданский конфликт в России. Втягивание иностранных государств в войну происходило постепенно — от поставок обмундирования, боеприпасов, легкого стрелкового вооружения, авиа- и бронетехники до прямого участия в боевых действиях (как правило, на окраинах России).

Нельзя всерьез говорить об интервенции, так как на территориях, контролировавшихся иностранными воинскими контингентами, создававшиеся органы власти состояли исключительно из российских представителей. Иностранных военных, конечно, можно было увидеть в здании местных администраций, в тыловых частях или на фронте, но серьезного влияния на ситуацию в стране они не оказывали. (Что послужило причиной обвинений в предательстве бывших русских союзников в их борьбе с «большевистской заразой».)

Окончательно фронты Гражданской войны сложились к началу 1919 года, тогда же определились лидеры воюющих сторон, политические и экономические программы, тактика ведения боевых действий, союзники. К этому же году можно было говорить о численном соотношении противоборствующих сторон: Красная армия насчитывала не менее пяти миллионов бойцов и командиров, Белая армия — не более 800 тысяч штыков и сабель. При подсчете сил красных не учитывалась численность многочисленных карательных структур (не менее двух миллионов), а при подсчете белых армий не учитывались иностранные военные (не менее ста тысяч). Белые брали верх благодаря военному искусству, красные — благодаря численности и жестокости.

К этому времени — 1919 год — военный конфликт вылился в глобальное противостояние, шедшее на различных уровнях:
партийная борьба (столкновение партий и общественно-политических движений);
солдатский бунт (непримиримый антагонизм между рядовым и офицерским составом);
этнонациональные конфликты (вражда русской общины и аборигенов государственных окраин);
общинная революция (столкновение помещиков и крестьянской среды, с одной стороны, и крестьянской массы между собой — с другой);
пертурбации, порожденные проблемами урбанизации и вспыхивающие между различными городскими слоями;
противостояние города и деревни (столкновение горожан и селян);
и, наконец, конфликты, вызванные последствиями влияния на общество демографического (мальтузианского) и половозрастного (фрейдистского) комплексов проблем: противоборствующие стороны можно соотнести по различию в возрасте, по полу и в итоге — по мировоззрению.

Плакат художника Аррак, 1919 год. Издание Политуправления Р.В.С.Р.

Подобное многообразие превращало военный конфликт в настоящую резню, в ужасающее явление, когда брат шел на брата, а сын на отца. Нет необходимости идеализировать противоборствующие стороны, на каждой из них невинная кровь: расправы над пленными, грабеж мирного населения, заложники и прочее стали атрибутами Гражданской войны в России.

1920 год стал переломным в истории Гражданской войны: белые исчерпали свой потенциал, не сумев разработать действенной социальной и экономической политики, они не смогли удержать в рядах своих союзников многочисленное крестьянство. Массовые мобилизации, к которым прибегало белое командование, лишь разозлили деревню. Последняя, долго выбирая, с кем ей идти, остановила свой выбор на большевиках, считая, что перспектива возвращения помещиков опаснее, чем налеты продовольственных отрядов. (Правда, в начале 1921 года обстановка в Советской России была чревата новой гражданской войной, теперь уже между вчерашними союзниками — крестьянством и пролетариатом, и только своевременный зигзаг большевистской партии в сторону ограниченной либерализации экономики позволил снять остроту проблемы.)

Широкомасштабные военные действия продолжались до осени 1920 года на территории Европейской России и до начала 1923 года — на окраинах страны.

Чем обернулось для россиян вооруженное противостояние?

Обессиленное в кровопролитной войне хозяйство России пришло в полный упадок (жизнь едва теплилась на военных предприятиях и в железнодорожных депо). В городах и селах ощущалась нехватка всего и вся: хлеба, соли, спичек, керосина, обуви и одежды. Гиперинфляция поглотила денежную систему. Голод, болезни и мор свирепствовали на огромных пространствах. Российского обывателя уже не интересовали ни искусство, ни литература, ни музыка. Где достать хлеба — вот единственное, что занимало миллионы людей.

Потери на фронтах составили «всего» 500 — 600 тысяч человек, в то время как от голода, эпидемий и массовых репрессий (предпринятых всеми втянутыми в конфликт силами) погибли миллионы (точных данных нет даже на сегодняшний день).

Еще более ощутимые потери понес интеллектуальный запас России. Из Крыма вместе с генералом П.Н. Врангелем ушли (или, как говорили советские пропагандисты, «были сброшены в море») почти 150 тысяч беженцев. А всего с ноября 1917-го по ноябрь 1920-го из России эмигрировали более двух миллионов человек. (Еще полмиллиона бежали в течение двух последующих лет, пока советские границы не были прочно закрыты.) Вместе с военными за рубеж уходили писатели, поэты, ученые, артисты, художники, врачи, инженеры. За пределами России они продолжали плодотворно трудиться, умножая славу мировой культуры. Но в родной стране в это время их имена обходили молчанием.

История свидетельствует, что в России, увы, всегда берет верх тот, кто более жесток, беспринципен, кто ради достижения своих целей не брезгует ничем и способен невозмутимо пройти по трупам и пустить реки невинной крови. Это в очередной раз доказала и победа «красных» над «белыми».

…Победа «красных» не принесла России гражданского мира. Противостояние лишь приняло иные формы. Открытые вооруженные столкновения сменились локальными конфликтами, борьбой с инакомыслием, так называемой внутренней эмиграцией.

Редакция выражает большую благодарность сотрудникам архива Музея Вооруженных Сил за оказанную помощь и содействие в работе.

Вадим Телицын



См. также:
Получить микрозайм с сервисом ZaimOnline-Ru – легко!
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
Антиплагиат ННГУ на www.anteplagiat.ru.
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное
Аренда и прокат строительного инструмента в СПб и Лен.обл Безусловно, далеко не всегда покупка строительного оборудования, электроинструментов оправдана и экономически целесообразна (ведь цены на такое оборудование достаточно высоки). Прокат строительных инструментов позволяет решить целый ряд задач с выгодой для себя. Сегодня мы активно сотрудничаем как со строительными компаниями, так и с мелкими подрядчиками, и физическими лицами.

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005