Методические материалы, статьи

Последний день китайской Помпеи

Что послужило причиной трагедии?

Впервые о «маленькой Помпее» я услышал во время международной конференции, посвященной роли климата в развитии земных цивилизаций. Докладчик, археолог из Китая, именно так назвал поселение бронзового века, обнаруженное недавно в местечке Ладзя, на северо-западе КНР.

Подробности того доклада мне плохо запомнились. В памяти остались лишь цветные фотографии, сделанные во время раскопок. На фотографиях — тела людей, жизнь которых оборвалась около четырех тысяч лет назад. Взрослые и дети. Мужчина с протянутыми руками, лежащий ничком у очага. Сидящая у стены женщина с грудным ребенком на руках. Один дом, другой, третий. И везде одна и та же картина. Позы людей указывают на неожиданный приход беды и внезапность смерти.

Но что послужило причиной трагедии? Ответ на этот вопрос в докладе не прозвучал. Зато много было разных предположений: наверное, это извержение вулкана или землетрясение, или наводнение. Археологи — не криминалисты. Да и на помощь криминалистов тут вряд ли можно рассчитывать — столько воды утекло!

Мой доклад на той же самой конференции был посвящен теме гораздо более прозаической. Говорилось в нем о климатических изменениях в степях Центральной Азии. Имеющиеся палеоботанические данные позволили мне сделать вывод о том, что на рубеже третьего и второго тысячелетий до новой эры климат в регионе стал более засушливым. Чуть позже произошло его кратковременное улучшение, но уже три с половиной тысячи лет назад количество атмосферных осадков вновь сократилось. В период, о котором шла речь, стали значительно слабее летние муссоны, переносящие влагу с океана на континент.

Опыт современного потепления климата свидетельствует о том, что в такие вот «переходные» периоды резко возрастает число природных катастроф — экстремальных паводков и ураганной силы ветров, зимних оттепелей и летних снегопадов. На этом я тогда свое выступление и закончил. А в перерыве получил совсем неожиданное предложение — съездить в Китай и попытаться на месте установить причину древней катастрофы. Я согласился.

И вот уже в Москве мне приходит письмо-приглашение из Германского археологического института. Никогда бы не подумал, что дорога в Китай проходит через Германию! И я отправился в путь.

Путь на Восток идет через Запад

Перед тем как стартовать из Берлина в Пекин, пришлось поработать в стенах Германского археологического института. Учреждение это, помимо почтенного стасемидесятилетнего возраста и десятка отделений в разных городах Европы и Азии, имеет солидную научную биографию.

А вот Евразийское отделение в нем — самое молодое. Появилось оно на свет лишь в 1995 году, о чем свидетельствуют семь толстых выпусков ежегодного журнала «Eurasia Antiqua». Впрочем, «молодо» в данном случае совсем не означает «зелено». Директор отделения, профессор Герман Парцингер, избран в этом году на пост президента института. А полнометражный фильм об уникальных золотых украшениях скифского времени, обнаруженных его экспедицией в Туве, прошел недавно по центральному каналу немецкого телевидения. Археология Китая — новое направление в работе отделения. И в лекции доктора М. Вагнер на институтском семинаре речь шла о культурах эпохи бронзы на территории КНР. О старых находках и новых датировках. И опять о «маленькой Помпее». Из сорокапятиминутного доклада узнал я много интересных подробностей о расположенном у самых «ворот» Тибета районе предстоящих работ.

Бронзовый 62-сантиметровый наконечник копья. Какому древнему великану пришлось метать это копье?

Китайский «запад», в отличие от европейского, традиционно считается отсталым регионом с кочевым или полукочевым населением. Однако же около четырех тысяч лет назад там, на территории современных провинций Цинхай и Ганьсу, существовала очень развитая культура, названная археологами «циндзя». Что от нее осталось? Гончарные изделия. Тонкостенные горшки ярко-желтого или оранжевого цвета, гораздо более совершенные по форме и исполнению, чем произведенные несколькими столетиями позже. Ножи, топоры, наконечники стрел. Искусно отполированные «музыкальные» пластины из камня. Зеркала, отражающие злых духов. Бронзовый наконечник копья более шестидесяти сантиметров в длину. Вес, должно быть, тоже немалый. Какому исполину было под силу с ним управляться? Оказалось, никакому, поскольку наконечник имел ритуальное назначение.

Интересно другое. Если верить датировкам, то получается, что производство бронзовых изделий смещалось с «дикого» Запада на «культурный» Восток, а не наоборот. Загадка древней культуры. До сих пор остается загадкой и причина ее исчезновения. Есть ли связь между этим событием и трагедией Ладзи?

На месте происшествия

Как добраться до Ладзи? Очень просто. Сначала самолетом девять часов до Пекина, потом еще пара часов лета до Синина, затем часов пять — восемь в зависимости от везения и погодных условий по пыльной дороге до Гуантина, а оттуда до Ладзи рукой подать.

Несколько километров по направлению к реке, и можно увидеть брезентовые палатки, поставленные археологами на месте прошлогодних раскопок. Китайские коллеги из Академии наук и в этом году уже приступили к работе. Летом из-за жары и дождей копать здесь тяжело. А осень — самое подходящее время. И урожай с полей собран, с крестьянами легче договариваться. Местные археологи встретили нас доброжелательно. Обедом накормили. Рассказали последние новости. После того как по итогам 2001 года древности Ладзи вошли в число десяти самых сенсационных археологических находок Китая, интерес к ним заметно повысился. И журналисты соревнуются, публикуя отчеты, один сенсационнее другого. Газета «Чайна дэйли» сообщила читателям, что сведения о всемирном потопе, существующие в легендах разных народов, стараниями китайских археологов нашли подтверждение и на востоке Азии, в Ладзе. Причиной этого потопа, говорилось в статье, было наводнение, вызванное разливом реки Хуанхэ четыре тысячи лет назад.

«А сами-то вы как считаете? Был потоп или нет?» — спросили мы напрямую. «Насчет потопа точно не знаем, а вот профессор из Пекина был. Походил, посмотрел и решил, что древнее поселение разрушило землетрясение. А наводнение, по его мнению, произошло уже после этого». Отложив обсуждение всех имеющихся гипотез до утра, мы усталые, но довольные пошли в гостиницу спать. А утром, следуя проверенной временем поговорке, что «лучше один раз увидеть…», отправились на раскопки.

Обычная восьмиместная армейская палатка скрывает остатки жилища бронзового века. Сторож откидывает брезентовый полог, и в лучах солнца, проникающих сквозь неплотно занавешенные окна, возникают силуэты хозяев дома, живших в нем сорок веков тому назад…

Одна из жертв катастрофы — мужчина с вытянутыми вперед руками, лежащий ничком у очага

Скелетами эти останки назвать трудно. Частицы почвы и пыли, заполнив пространство между костями, сцементировали их, превратив в подобие глиняных статуй или египетских мумий. Источник благополучия многих поколений земледельцев и строительный материал, из которого сделаны и фундаменты древних строений, и пятиметровые заборы вокруг нынешних деревенских домов, — желтый плодородный лесс. Он и после смерти окружает жителей этой земли. Стоим несколько минут в задумчивости. «А почему этот лесс красноватый?» — спрашиваем одновременно, обратив внимание на несоответствие цвета пола и материала, обволакивающего человеческие кости. А одна раскинувшая руки фигура как будто бы лежит на подстилке из красной глины. Говорят, что первое впечатление обманчиво. Но в данном случае именно первые наблюдения заставляют нас серьезно усомниться в гибели людей от землетрясения. Сомнения эти крепнут после посещения другого дома. Человеческих останков в нем не было. Зато в расчистке хорошо виден уже знакомый слой красной глины. Какая же сила ее сюда принесла? Река? Идем к реке.

Путь к большой воде найти несложно. Террасы, давно освоенные человеком и превращенные в поля, амфитеатром спускаются к руслу Хуанхэ — Желтой реки. Вот она какая. Галечный пляж. Вода, широким потоком стремительно несущаяся мимо, действительно грязно-желтого цвета. Купаться не хочется, но хотя бы войти, постоять. На ярком солнышке мокрые ноги и кисти рук мгновенно высыхают и желтеют, покрываясь тонким слоем растворенной в воде лессовой пудры. «Теперь понимаете, почему китайцы желтые?» — смеется наш проводник Сяо и поясняет: «Это желтая пыль въелась нам в кожу!» Вот и Хуанхэ, собирая воду с огромной, покрытой лессом территории, тоже становится желтой.

Река ежегодно переносит такое количество материала, которого хватит на то, чтобы захоронить не одну деревню. Вот только цвета он желтого, а не красного! К тому же затопить эту широкую долину с террасами совсем не просто даже Хуанхэ. А если и предположить возможность наводнения, то все равно подъем уровня на несколько десятков метров и затопление целого селения в одночасье так, чтобы люди не заметили надвигающейся беды, представить трудно.

За разговорами и спорами прошло несколько часов. Солнце начало склоняться к западу. Когда же мы, изрядно уставшие, повернули назад, то освещенная солнцем Ладзя и расположенный чуть выше Гуантин, и далекие горы стали видны, как на ладони. И на этом гигантском полотне среди всевозможных оттенков желтого, серого и зеленого стало отчетливо видно пятно кирпично-красного цвета…

Разгадка. Вот он, убийца…

Издалека красное пятно на склоне кажется следом гигантского оползня. Обвалы и оползни в горах вообще и в этой части Китая, в частности, — явление обычное. Не обходится и без человеческих жертв. Легко допустить возможность катастрофы при сходе лавины или оползня в непосредственной близости от селения. Однако же в нашем случае между склоном и Ладзей расстояние несколько километров. Опять что-то не сходится. И опять надо разбираться на месте.

Наш маршрут в сторону гор проходит по высохшему руслу небольшой речушки. Невысокая дамба. Распаханные террасы. О том, что речушка не всегда выглядит столь миролюбиво, молчаливо свидетельствуют слои гальки и валунов в карьере, откуда местные жители берут материал для отсыпки дороги. Через некоторое время поля кончаются, и сухое русло превращается в глубокий и узкий каньон, прорезающий толщу красных глин, сверху покрытых нашлепкой из лесса. Следы оползней видны повсюду. На некоторых участках их тела практически полностью перегораживают речную долину. Отвесные стены. Полумрак. Трупик хомяка-неудачника. Мысль о том, что в любой момент тонны породы могут обрушиться сверху, вызывает неприятный холодок.

Так выглядит долина Хуанхэ в районе Ладзи

В месте, где русло неожиданно разделяется на три рукава, долина расширяется. И нам открывается почти фантастический мир, в котором противостоят друг другу две стихии — земля и вода. Лишенные растительности склоны — легкая добыча эрозии. Вода размывает лесс и глину. Проникает по трещинам вглубь. Прогрызает себе новые и новые пути. Строит причудливые замки. И сразу же начинает их разрушать. Земля не остается в долгу, всеми силами стараясь запереть водный поток, не дать ему выхода. После очередного оползня-обвала этот маневр удается. Но вода не сдается, копит силы для решающего прорыва, которому обычно предшествует катастрофический ливень. Вода, объединившись с землей, устремляется вниз, в долину. И горе тому, кто окажется на пути этого потока, именуемого сель.

Краткая географическая справка. В лессовой провинции Ганьсу и прилегающих районах ежегодно выпадает от 250 до 500 миллиметров атмосферных осадков. Дожди эти трудно предсказуемы и носят катастрофический характер. По данным наблюдений за период с 1952 по 1985 годы, до сорока процентов годовой суммы осадков могло пролиться на землю во время одного ливня. В 1965 — 1979 годах в районе было зарегистрировано более тысячи лавин и оползней, унесших жизни двух с лишним тысяч людей. В 1983 году селевой поток из воды и лесса разрушил четыре деревни и уничтожил 227 человек. По официальной статистике, на это ушло всего 57 секунд…

Сколько секунд понадобилось на уничтожение древней Ладзи? Уцелел ли кто-нибудь из ее жителей? Ответы на эти вопросы вряд ли когда-нибудь удастся получить. И хотя имя убийцы установлено, у нас впереди много работы. Измерения, отбор проб, картирование, ландшафтное моделирование. И вопросы: была ли катастрофа четырехтысячелетней давности единственной или не раз повторялась?

И ждать ли ее повторения в ближайшем будущем?

Остается и еще вопрос, который вправе задать каждый. А нужно ли тратить силы и немалые средства на то, чтобы ворошить землю в поисках прошлого? Вместо ответа приведу выдержку из бюллетеня, выпускаемого добровольной ассоциацией изучения истории Японии. В статье, посвященной неолитической стоянке Саннаи-Маруяма, говорится: «…Мы верим, что знания о людях, которые жили на этом месте пять тысяч лет тому назад, помогают нам, живущим в двадцать первом веке. Уроки прошлого стимулируют наше воображение и обращают наши мысли к природе».

Павел Тарасов

ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
Газодымозащитный комплект гдзк цена в России
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное
Изготовление лёгких металлоконструкций Среди выпускаемого нами перечня продукции такие наименования, как кованые решетки на окна, ограды, перила, ворота и калитки, а также теплицы, летние души и стеллажи. Одним словом, все то, что необходимо для комфортной и безопасной жизни в собственном доме.

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005