Методические материалы, статьи

Моцарт и Сальери Requiem

Корти: — Моцартовский Реквием воспринимают как музыкальное завещание композитора, его Лебединую песнь*. Реквием занимает центральное место в пьесе Шеффера и в фильме Формана «Амадеус». И в маленькой трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери» тоже: «Человек, одетый в черном, учтиво поклонившись, заказал мне Реквием и скрылся». А далее: «Мне день и ночь покоя не дает мой Черный человек» и «…Совсем готов уж Реквием». В этих пушкинских строках вся легенда о Реквиеме. Еще одна легенда и еще один детектив. Попытаемся его распутать.

Итак, история о Реквиеме, о Черном человеке и предчувствии смерти.

Одним из источников легенд о Моцарте была его вдова Констанце. Она распространила разные версии об эпизодах биографии мужа, а с течением времени обогащала свои воспоминания все новыми деталями, всегда ставившими Моцарта и ее самое в наиболее выгодном свете. Все биографы композитора сошлись на том, что ей нельзя полностью доверять. Она манипулировала корреспонденцией покойного супруга, вычеркивая слова, имена и целые фразы. В дальнейшем все то, что портило имидж композитора, созданный агиографами, или отбрасывалось, или уводилось на второй план. Так создавалась биография «немецкого Орфея».

В легенде о Реквиеме есть два аспекта. Один касается авторства, другой — заказчика, по легенде, неизвестного человека в черном или в сером. Недавно я прочел статью австрийского музыковеда Леопольда Кантнера под названием «Сальери: соперник Моцарта или образец для подражания?» Я попросил у автора интервью, и Леопольд Кантнер, профессор Венского университета, назначил мне свидание.

Кантнер: — XIX век любил романтические истории — обстоятельство, которое сыграло на руку вдове Моцарта. Общеизвестно, что Реквием был сочинен по заказу графа Вальсега-цу-Штуппах и что Моцарт за это получил аванс. Оставшаяся сумма впоследствии была выплачена вдове. Но все дело в том, что работу над Реквиемом Моцарт не закончил. Вдова была исключительно жадной к деньгам. Все ее высказывания, касающиеся подлинности Реквиема, вызывают сомнения, поскольку в первую очередь ее интерсовало как можно более выгодно продать эту работу. Она ухитрилась получить деньги за Реквием целых пять раз. От графа Вальсега — за работу, которая по договоренности сочинялась Моцартом анонимно. Затем она продала Реквием за пятьсот гульденов королю Пруссии. Далее она получила плату за одно из исполнений Реквиема. И наконец, она его продала сначала издателю Breitkopf & Haertel, а затем издателю Андре. Вдова Моцарта и была главным источником всей неразберихи и всех недоразумений вокруг Реквиема. Она эту неразбериху, можно сказать, культивировала, мутила воду, чтобы выудить как можно больше денег.

Корти: — Дополним сведения профессора Кантнера. «Мне день и ночь покоя не дает мой Черный человек», — пишет Пушкин. Таинственный человек в черном был не кто иной, как представитель графа Вальсега, заказчика Реквиема. Но заказчик был не обычный, и заказ был не из простых.

Граф Вальсега-цу-Штуппах имел свою собственную капеллу и любил исполнять музыку, которую он заказывал разным композиторам, так, будто написана она им самим. Напомню слова Кантнера: работа сочинялась Моцартом анонимно. Есть все основания полагать, что Моцарт с самого начала знал, кто был заказчиком. И Моцарту было ясно, что, принимая заказ, он тем самым отказывается от авторства. Обратите внимание: не просто от материальной собственности, что было бы нормально в те времена, но и от самой интеллектуальной собственности. Отказывался от нее в пользу заказчика. И это уже ненормально даже для тех времен.

Великий Моцарт, прославленный во всей Европе, выступает в качестве, так сказать, музыкального негра. Ему до зарезу нужны были деньги, и он согласился. Кое-кто из биографов пишет, что Моцарт скрывал эту сделку даже от жены, так он ее стыдился, но эту интерпретацию не очень любят агиографы композитора.

После получения заказа, а это было в июле 1791 года, Моцарт завершает работу над «Волшебной флейтой», сочиняет «Титово милосердие», концерт для кларнета и маленькую масонскую кантату, регулярно посещает представления «Волшебной флейты» и… предается любимой игре на биллиарде, естественно, на деньги. Все это — в последние месяцы перед смертью. А работу над Реквиемом откладывает, хотя времени у него полно. Таким образом, утверждение большинства биографов, что Моцарт усердно работал над Реквиемом и что Реквием остался незавершенным только потому, что его застала скоропостижная смерть, в свете этой интерпретации выглядит неправдоподобно.

Кантнер: — Работа осталась незавершенной. Но ее надо было сдавать. Сначала вдова Моцарта обратилась к Йозефу Айблеру, другу Моцарта, который в свое время участвовал в постановке оперы «Cosi fan tutte». Айблер было взялся за дело, что отчетливо видно по сохранившейся партитуре с почерком Моцарта. Однако вскоре передумал и вернул работу вдове. Он мог узнать, что Зюссмайр, другой композитор из моцартовского окружения, располагал набросками Моцарта.

Но есть другая возможность. Айблер мог понять, что вдова Моцарта собиралась совершить обман. Мы ведь знаем, что она выдала сочинение за принадлежащее Моцарту целиком и полностью. Это было мошенничеством. Айблер, возможно, не захотел в нем участвовать. Как бы то ни было, поручение получил после него Зюссмайр, который довел сочинение до конца, работая над оригинальной партитурой. В ее факсимиле отчетливо видно, что принадлежит Моцарту и что Зюссмайру. После того как Зюссмайр завершил работу, Реквием был исполнен как сочинение графа Вальсега-цу-Штуппах в церкви города Винер-Нойштадт 12 декабря 1793 года.

Корти: — Спор о Реквиеме продолжается до сих пор, и картина на самом деле еще более сложная. К Реквиему было приложено немало рук. Например, партии для струнных инструментов, повторяющие вокальные линии Kyrie eleison, написал ученик Моцарта Фрайштеттер. После того как Айблер отказался от работы над Реквиемом, Констанце обратилась сначала не к Зюссмайру, а к Максимилиану Штадлеру, который инструментировал два движения в «Приношении даров».

Кантнер: — Стилистическая родословная моцартовского Реквиема довольно богатая. В частности, его образцом был Реквием в до миноре Михаила Гайдна (младшего брата более известного Йозефа Гайдна), сочиненный в 1771 году. Должен сразу сказать, что работа Моцарта намного выше, но тем не менее влияние очевидно.

Величественная драматичность сочинения вводит нас в поздний классицизм. Но Реквием состоит из многих слоев. Не без оснований, например, возникает вопрос: а не был ли Моцарт знаком с Реквиемом Чимарозы, сочиненным в Санкт-Петербурге по случаю кончины супруги неаполитанского посла в 1787 году? Не мог ли этот Реквием послужить ему образцом?

Корти: — В 1731 году композитор Карл Филипп Эммануэль Бах сочинил свой Magnificat, который также считается прообразом моцартовского Реквиема. А сравнительно недавно музыковед Хартмут Кронес нашел еще одну модель моцартовского Реквиема — Реквием французского композитора Госсека, с которым и Моцарт, и другой главный автор Реквиема Зюссмайр были, вероятно, знакомы.

Кантнер: — Моцарт был гением в заимствовании чужих идей. Он их доводил до совершенства так, как этого не умели делать их авторы. Что касается Зюссмайра, то я со всей определенностью скажу, что он провел великолепную работу не только в тех местах, в которых он использовал эскизы Моцарта, но и завершая моцартовский Реквием.

Корти: — Вернемся к мифам и легендам. Вдова Моцарта свидетельствовала, что незадолго до смерти Моцарт как-то произнес, что пишет Реквием для себя. Разумеется, романтики, агиографы истолковали эту фразу как предчувствие смерти. Это неправдоподобно. Вплоть до ноября — а умер он в начале декабря 1791 года — Моцарт чувствовал себя великолепно. Итальянский музыковед Пиеро Бускароли предлагает другую интерпретацию. Вспомним, Моцарт согласился написать Реквием для графа Вальсега анонимно, тем самым отказываясь от авторства. Не мог ли композитор иметь в виду, что похоронную музыку пишет для себя, потому что стыдно, что согласился на такую сделку, которую он ощущал как самое большое унижение в своей карьере? Не мог ли он иметь в виду, что этим хоронит себя как человека и как профессионала?

Вдова Моцарта Констанце сознательно и систематически культивировала легенды, чтобы выкачать как можно больше денег, об этом мы уже говорили, и историю с Реквиемом она сфальсифицировала по той же причине. Но такие легенды соответствовали романтическому духу времени Хотя, конечно, во все времена легенды соответствуют вкусу масс потребителей. Они продаются легче, чем реальные истории, легче, чем подлинные факты жизни. В наше время эти легенды культивируются крупными корпорациями, выпускающими звукозаписи. Реквием и сегодня продается с помощью легенд. Сколько экземпляров Реквиема было продано после картины Формана «Амадеус»! Я очень люблю Реквием Моцарта, всегда его любил. Но вот вопрос: какова была бы коммерческая судьба его без Черного человека, без легенды о предчувствии смерти, без легенды об отравлении?
К сделанному легко добавляется
По-латыни эта фраза звучит так: «Facile inventis addere». Приписываемая римскому композитору и виртуозу Муцио Клементи, фраза эта имеет прямое отношение к Моцарту. В начале 1782 года в Вене состоялось состязание между знаменитым виртуозом Муцио Клементи и Моцартом. В присутствии императора Иосифа II и будущего русского императора Павла Петровича с супругой Марией Федоровной композиторы продемонстрировали свое мастерство за клавишами. Клементи был в восторге от Моцарта. Но вот что Моцарт в письме отцу говорит о Клементи: «Клементи умелый клавесинист. И этим все сказано. Он хорошо владеет правой рукой, его главные пассажи состоят из терций. Впрочем, вкуса или чувствительности у него ни на грош — он просто механик». В другом письме отцу от 7 июня 1783 года Моцарт пишет: «Клементи шарлатан, как все итальяшки, — пишет Presto или даже Prestissimo и alla Breve, а играет Allegro». Но, с одной стороны, Моцарт употребляет по отношению к Клементи презрительные эпитеты — «механик», «шарлатан», «итальяшка«…, а с другой — через несколько лет вспоминает о мотиве Клементи и использует его в «Волшебной флейте».

Кстати, если мы откроем «Британскую энциклопедию» издания 1960 года, то прочтем следующее: «Можно по праву сказать, что Моцарт завершает старую школу фортепианной техники, тогда как Клементи — основатель новой школы». Того же мнения придерживался русский виртуоз Владимир Горовиц, один из исполнителей музыки Клементи. В известном телевизионном интервью он на примерах Моцарта и Клементи подчеркивал новаторство последнего, противопоставляя его традиционализму Моцарта. Надо сказать, что Клементи ничего плохого Моцарту не сделал. О Моцарте он всегда отзывался в самом уважительном тоне, восхищался искусством австрийского композитора и сыграл основную роль в распространении музыки Моцарта в Великобритании.

В отличие от Сальери, Клементи не занимал положения, на которое Моцарт мог как-то претендовать. Он был прославленным виртуозом, известным во всей Европе. Бетховен, к примеру, осознал значение Клементи и первые свои сонаты писал в его стиле. А вот Моцарт ни с того ни с сего обзывает его механиком, шарлатаном, итальяшкой. И при этом… заимствует у него великий мотив. В статье «Сальери: соперник Моцарта или образец для подражания?» австрийский музыковед Кантнер пишет: «История XVIII века знает несколько случаев, когда композиторы, получив от коллег… стилистические подсказки, а иногда и позаимствовав у них целые идеи, всячески пытались заметать следы в глазах публики (да и в собственных глазах тоже), резко и с ненавистью критикуя тех, кому они подражали. Как пишет биограф Моцарта Альфред Эйнштейн: «Моцарт не был хорошим товарищем по цеху. Каждый раз поражает и огорчает, когда в его письмах наталкиваешься на самые беспощадные суждения о современных ему музыкантах. Моцарт скуп на похвалы даже в отношении тех, кому он многим обязан». Не забудьте об этом аспекте характера Моцарта, когда речь пойдет о его отношениях с Сальери. Великий дирижер Бруно Вальтер писал, что ничто из того, что мы знаем о Моцарте-человеке, не может быть отнесено к Моцарту-творцу. Какой контраст между личностью и художественным величием…

А дальше Альфред Эйнштейн пишет: «Этот «плагиат» со стороны Моцарта наилучшим образом демонстрирует бессмысленность самого понятия «плагиат». То, что у Клементи не более чем замечательная идея…, у Моцарта наполняется содержанием, возводится в высокий символ, благодаря полифонической ее обработке… прорастает в область вечного». Еще один биограф Моцарта, из биографов-вульгаризаторов, некто Др. Херман фон дер Пфортен, в начале века профессор Мюнхенского университета, пишет: «То обстоятельство, что тема увертюры заимствована из одной сонаты Клементи, никак нас не задевает. Моцарт не нуждался в том, чтобы просить подаяния у других… В увертюре найдена еще одна реминисценция из мелодрамы Бенды «Ариадна», но и над этим голову ломать не стоит». Комментарии излишни.

Второму изданию своей сонаты Клементи предпослал предисловие такого содержания: «Эта соната была сыграна автором в 1781 году в присутствии Моцарта». И добавил по-латыни: «Tulit alter honores» («Однако слава принадлежит другому»). Поистине Кантнер был прав, когда говорил, что Моцарт был гением в заимствовании чужих идей.

Корти: — В связи с этим хочу вспомнить еще одно сочинение Моцарта. Называется оно «Ave Verum» и, по мнению австрийского музыковеда Леопольда Кантнера, имеет определенное отношение к Сальери.

Кантнер: — В какой-то мере Сальери был эталоном музыки для Моцарта. Стилистически «Ave Verum» Моцарта полностью выпадает из обычного моцартовского стиля — мелодичность, простота. Откуда это? Исследователи Моцарта до сих пор не задумались над этим. Они только это хвалили. Сальери, реагируя на отвращение императора Иосифа II к демонстрации виртуозности, к орнаментам, выработал совершенно новый церковно-музыкальный стиль — простой и мелодичный. И этот простой, мелодичный церковно-музыкальный стиль, который есть у Сальери в его мессе от 1787 года, а позже появляется в его Реквиеме, во всех его церковных сочинениях (у Гайдна он тоже есть в «Священной мессе»), так вот стиль этот был позаимствован Моцартом в «Ave Verum».

Корти: — В продаже сегодня я смог найти только одно духовное сочинение Сальери. Это «Te Deum» — «Тебе Бога хвалим», сочиненный Сальери в конце 1790 года по случаю коронации императора Леопольда II.

Два столетия прошло со смерти Моцарта. Написано море книг, научных работ и романов об обстоятельствах смерти композитора, о Реквиеме, его Лебединой песни, великом опусе великого человека, «opus summum viri summi», как писал Йоханн Адам Хиллер. Заработана гора гонораров. Но, как мы знаем, Реквием — плод коллективной работы. Над ним работали, кроме самого Моцарта, в первую очередь его ученик и, кстати, также ученик Сальери Франц Ксавер Зюссмайр, ученики Фрайштедтер и Айблер, а также Максимилиан Штадлер. Кроме того, музыковеды нашли несколько прообразов моцартовского Реквиема: в частности, считается, что «Kyrie» заимствован у Карла Филиппа Эммануэля Баха и у Генделя, «Rex tremendae» — у Чимарозы, «Приношение даров» — у Михаила Гайдна, «Agnus Dei» — у Госсека. Таким образом, мы имеем целую плеяду авторов и вдохновителей моцартовского Реквиема. В алфавитном порядке: Айблер, Карл Филипп Эммануэль Бах, Михаил Гайдн. Георг Фридрих Гендель, Франсуа-Жозеф Госсек, Франц Ксавер Зюссмайр. Моцарт, Фрайштедтер, Чимароза, Штадлер — по крайней мере, одиннадцать человек.



См. также:
Особенности системы Мартингейл
Получить микрозайм с сервисом ZaimOnline-Ru – легко!
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
m-bizportal.ru
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005