Методические материалы, статьи

«Страна городов»

Теперь мы знаем, где создавался духовный мир арийской культуры. Здесь, в «Стране городов«…

Южные районы древнего Урала еще совсем недавно казались лишенными всякой культурной истории и погруженными во «тьму кочевий». Однако благодаря усилиям археологов в последние два с лишним десятилетия мнение это резко изменилось. В 1987 году был открыт совершенно удивительный уникальный памятник — протогород Аркаим, оказавшийся лишь частью «Страны городов«… Открытие южноуральской цивилизации — Аркаима, Синташты и в целом «Страны городов», возраст которой оценивается почти в четыре тысячи лет, — бесспорно, выдающееся археологическое событие ХХ века.

Аркаим открыла экспедиция Челябинского университета, возглавляемая Геннадием Борисовичем Здановичем. Ему предоставляем слово.

«Страна городов» расположена в Южном Зауралье, у восточных склонов Уральских гор. Она занимает четыреста километров с севера на юг. По линии «запад — восток» ее протяженность сто двадцать — сто пятьдесят километров. Сегодня в «Стране городов» насчитывается девятнадцать укрепленных поселений, на многих из которых жизнь возобновлялась неоднократно. Однако основная территория цивилизации находится в пределах Челябинской области, в двухстах километрах южнее Челябинска.

Если посмотреть на нее с самолета, эта всхолмленная степная равнина совсем необычна: из оснований гранитных сопок и возвышений здесь бьют многочисленные ключи хрустально-прозрачной и изумительной на вкус воды. Они дают начало многочисленным ручейкам, которые сливаются сначала в небольшие речки, а потом, сливаясь и набирая силу, становятся Уралом и Тоболом.

Склоны Уральских гор богаты камнем, который с древнейших времен использовался для изготовления орудий труда. Открытие и освоение здесь меднорудной базы и стало решающим фактором: люди занялись освоением этой территории и добились прекрасных результатов.

Прошло чуть более десяти лет, как археологи открыли протогородские центры «Страны городов» и прежде всего — Аркаим, составную и выдающуюся часть этой страны.

Десять лет — это очень немного для события подобного ранга. И тем не менее кое-что уже сделано и понято. Например, стало ясно, что характерными для аркаимского феномена являются укрепленные центры и довольно значительные территории, подконтрольные каждому такому центру. Эти земельные округа имели четко выраженные границы.

Укрепления, назовем их ранними городами, или протогородами, располагались обычно по берегам рек на расстоянии сорока — шестидесяти километров друг от друга. Поэтому легко было поддерживать связь и быстро реагировать на вторжение враждебного соседа.

Кроме стационарных поселков, существовали сезонные стоянки пастухов, рыболовов и охотников, а еще различные производственные площадки или рудники, например по добыче камня, меди или золота. У выходов медных руд археологи находят остатки поселков горняков, они, очевидно, тоже были сезонными.

Прежде чем начать разговор об Аркаиме, вспомним: на всем протяжении века раннего металла, да и после Аркаима, оседлые поселения охотников, рыболовов, а затем скотоводов и земледельцев представляли собой хаотично расположенные землянки или полуземлянки на берегах рек или озер. Жилища эти обычно располагались на некотором удалении друг от друга и существовали как бы автономно. Если и уместно здесь говорить о связи с окружающей средой, то не поселка в целом, а каждого жилища в отдельности.

А теперь, вспомнив это, читатель должен понять, какое ощущение испытали археологи, встретив в зауральских степях развалины крепостей с мощными стенами, рвами и башнями и настоящий город с площадями и улицами.

Аркаимский город — это прежде всего четко спланированная жилая, производственная и ритуальная среда. А также необычайно сложная, до деталей продуманная система оборонительных сооружений. Толщина основных фортификационных стен составляет — представьте себе эту толщину! — пять с половиной — шесть метров. Стены, иногда облицованные обожженным кирпичом или каменными плитами, сложены из сырцовых грунтовых блоков в сочетании с деревянными конструкциями.

Высота их — не менее пяти метров. Сегодня одни только грунтовые основания возвышались над степью на три с половиной метра. Выше шли мощные деревянные стены. Если учесть, что по всему периметру крепости был вырыт ров глубиной в два метра, то станет ясно: для нападающих такой укрепленный город представлял собой серьезное препятствие высотой в современный трехэтажный дом, окруженный водой. И это все четыре тысячи лет назад! Когда человек владел только копьем, луком и стрелами. Правда, он уже изобрел боевую двухколесную колесницу, но еще, вероятно, даже не догадывался о рождении в далеком будущем стенобитных машин.

Внутри оборонительных стен были помещения, ниши, коридоры, узкие проходы. Верхние основания фортификационных сооружений имели ширину около трех метров и служили одновременно… улицами. Благодаря такой конструкции внутренних стен при кольцевой или прямоугольной планировке «города» можно было по верху кратчайшим путем попасть в его любую точку.

Входы в «город» — это поэма, миф, сказка, как угодно. И это не преувеличение. Судите сами. Итак, входы расположены по сторонам света, а главный обращен на запад. Все, что связано с входами, необычайно сложно. Линия укреплений в районе ворот обычно выдвинута далеко вперед на напольную сторону и одновременно обращена внутрь поселка, образуя глубокую оборону. Вход «запирался» привратной башней, которая расположена так, что с нее удобно вести круговой обстрел.

На Аркаиме со стороны главного входа можно было выбрать три направления и попасть на территорию поселка через три разные улочки. Но только в одном случае ширина «ворот» составляла шесть метров, через них можно было въехать на колеснице на круговую улицу, остальные два направления заканчивались узкими, как щель, проходами, и проникнуть через них в глубину поселка можно было только поодиночке.

При дополнительных входах в крепость использовалась система лабиринтов. И, пожалуй, самое интересное: проникнуть в поселок или выйти из него можно было не только через известные входы, но и непосредственно из некоторых жилищ. Удивительная неожиданность!

Фортификационные сооружения «Страны городов» — это отдельная увлекательная тема. Здесь скажу только, что в том, как оборонительная система устроена, ощущается жесткая централизация, единая воля, направленная на консолидацию всех сил защитников крепости в случае нападения врага. С другой стороны, каждый район «города» разбит на отдельные секторы круговыми и радиальными стенами, и даже каждый дом мог обороняться автономно и имел для этого все необходимые сооружения фортификационного назначения. Вот это — поистине феноменальное достижение.

Аркаимские «архитекторы» проповедовали принципы жесткого геометризма. Они во всем стремились к симметрии и, как бы сказали современные проектировщики, к гармонизации пространства.

***

Очень интересна и организация жилого и хозяйственного пространства поселения. Она тоже разнообразна. Одна часть — центр с внутренним кольцом жилищ и центральной площадью, вероятно, ритуального назначения. Мы условно называем его цитаделью, так как он обнесен стеной, имеет усиленную систему обороны и вообще трудно доступен.

Другая часть поселка почти полностью занята домами и предназначена для жилья и ремесленной деятельности — гончарства, металлургии, кузнечного дела и т.п. Это очень крупные жилища, их площадь варьируется от 110 до 180 квадратных метров. Лестницы из жилищ вели на плоские обихоженные кровли. Над центральной же частью хозяйственной половины дома, на крыше, возвышался «фонарь» — отверстие, через которое в дом проникали солнечные лучи и вытягивался дым.

Любопытно, что в домах и на всей жилой территории «города» совершенно отсутствуют площадки для скота. Его там не было и не могло быть. Ступеньки и лестницы, деревянные мостовые, теснота улочек и двориков, узость дверных проемов делают его присутствие совершенно невозможным. В отличие от традиционных степных скотоводов, в «Стране городов» скот располагали не в поселке, а за пределами его жилой части, на «пригородской» площадке, ограниченной естственноприродными преградами, специально организованными водотоками-каналами, деревянными изгородями и земляными валами.

Занимались в «Стране городов» и земледелием. Обрабатывались небольшие участки пойменной земли, где было возможно лиманное орошение или орошение с помощью примитивных мелиоративных систем (плотин, каналов и.т.д.), напоминающих системы предгорного земледелия. Хорошо изучены «аркаимские огороды» с грядками обработанной в древности почвы, арыками для полива, а также пыльцой злаков и сорняков. Известно, что на «аркаимских огородах» сеяли ячмень, просо и лук. Еще одно косвенное свидетельство — нагары на сосудах, большинство из которых связано с растительными кашами, изготовленными на молоке или воде.

Однако основой благополучия аркаимского общества являлось даже не хозяйство производящего типа — земледелие, скотоводство, а высокоорганизованное металлургическое производство. Буквально в каждом жилище аркаимских городов была одна, а то и несколько печей для выплавки меди. Явление тоже уникальное. Металлургический процесс был основан на принципе восстановления меди из окислов, а конструкция металлургических печей, очень простая на первый взгляд, на самом деле продумана до мелочей и совершенна.

Производственный металл использовался не только для собственных нужд, но и для обмена. Излишки меди — это именно то, что позволяло аркаимскому обществу существенно пополнять запасы продовольствия и избавляло от необходимости содержать огромные стада животных. Помимо того, занятие металлургией снимало мощный прессинг на природную среду и продлевало жизнь «Страны городов».

Интересно, что мир вещей такого развитого общества был очень скромен и обыден. Здесь полностью отсутствует, например, парадное оружие, в могилах и на поселениях почти нет так называемых престижных вещей, изделий из золота. Очень скромны и наборы украшений. И это несмотря на то, что аркаимцы владели самыми передовыми для своего времени секретами металлургии меди и бронзы, секретами добычи и обработки золота! Они прекрасно обрабатывали кость и камень, были замечательными гончарами, изготавливали качественный полуткацкий текстиль.

На самом деле, мир бытовых аркаимских вещей, добротно и красиво сделанных, привлекает. Когда же мы говорим об их «обыденности», то лишь подчеркиваем разительный контраст между материальной и духовной, культовой деятельностью людей того времени.

Строго говоря, для первобытного мышления не было никакого различия между сферами материи и духа. Каждую созданную вещь человек наделял свойствами живого существа, вещь была неотделима от окружающего мира. Она представляла не его отображение, а сам этот мир.

***

Культовая практика и мифологическое мировосприятие аркаимцев находят отражение уже в размещении протогородов. Почти все они имеют «островное» расположение. «Город» должен был строиться на площадке, со всех сторон окруженной водотоками круглогодичными или только весенними, но водотоками. Это могли быть действующие русла или старицы, балки или овраги. Там, где не было старых русел и оврагов, люди сооружали искусственные протоки-каналы.

Надо иметь в виду, что никакой стратегической роли эти водотоки и понижения в рельефе не играли. Они были слишком незначительными препятствиями для нападения, но были, очевидно, крайне необходимы для организации жизненного пространства, согласно их представлениям, мифам.

Только крайне мыслящий прагматик не заметит сходства в организации культурного и природного ландшафтов с текстами космогонических мифов индоевропейцев. В планиграфии » островных» территорий неукрепленных центров легко увидеть символы отделения земной тверди от первичного океана и рождения Вселенной из мирового яйца (овала). А именно овалы, круги, квадраты создавали аркаимские «архитекторы», организовывая свои города.

Хорошо известны смыслы геометрических символов в индоевропейском мифологическом мышлении. Круг обычно связывается с женским и космическим началом, квадраты — с земным и мужским. Противостояние этих двух начал и их единство запечатлены в чудовищно трудоемком строительстве циклопических фортификационных систем. Я не исключаю практического назначения этих сооружений, и все же главная опасность исходила из самого общества. Внутри отдельных человеческих сообществ недавно единого арийского пространства шла борьба между «старым» и «новым», рождались те религиозные нормы, то философское осмысление мира, которые потом, по мере своего ухода из Зауралья, арии разнесли по значительной части Старого Света. Каждая из общин, создавая свои крепости-лабиринты, отстаивала свой тип мышления, свой образ мира. Нормальная жизнь ариев разрешалась через жизнь религии.

На всем протяжении существования «Страны городов», а это примерно двести — двести пятьдесят лет, мы не видим каких-либо серьезных попыток в совершенствовании наступательного вооружения. Зато какая динамика в создании суперсложных оборонительных систем! Но я не уверен, что при дальнейшем изучении фортификационных сооружений «Страны городов» не будет обнаружено, что их сверхмощность — просто фикция! Ведь если окажется, что щели (описанные раньше) распространены не на отдельных участках, а по всему периметру стены, то следует признать, что мы имеем дело не со стеной, а с решетом, с образом стены.

Археологи обычно очень сдержанно говорят о находках следов ритуальной деятельности древнего человека, если это не связано с погребальным обрядом. Их трудно обнаружить, и всегда есть опасность ошибиться. На Аркаиме остатки религиозной жизни прослеживаются буквально во всем: в астрономической увязке основных архитектурных объектов, в организации внутреннего пространства жилищ, в устройстве ливневой канализации и т.д.

Очень интересна аркаимская интерпретация мифа о рождении огня. Это один из самых загадочных мифов. И вот почему. Бог Агни родился из воды, темной и таинственной. Считается, что древнейшие мифы отражают реально существовавшие события или факты, древнему мифу можно верить, как самому себе. Но как можно поверить, что рождение бога огня связано с водой? Ведь вода и огонь — два взаимоисключающих начала. И вот что мы увидели в Аркаиме.

Здесь во многих домах на дне колодцев были найдены побывавшие в огне копыта, лопатки и нижние челюсти лошадей и коров. Причем кости животных помещены в колодцы преднамеренно: челюсти расположены по кругу вдоль стенок колодца и закреплены вбитыми в грунт березовыми колышками. Рядом с такими колодцами, где были жертвоприношения, всегда оказывались почему-то металлургические печи. При этом поддувало печей было связано с колодцем с помощью специального воздуходувного канала, устроенного в грунте.

Эксперимент, проведенный здесь же, в полевых условиях, показал, что печь, совмещенная с колодцем, способна давать температуру, необходимую не только для расплава бронзы, но и для выплавки меди из руды. А это — настоящее открытие! Ведь чтобы получить медь из руды, нужна температура 1200 — 1500 градусов.

Жертвенники на дне колодцев и столь оригинальные конструкции металлургических печей произвели на нас огромное впечатление. Трудно поверить, но весь этот комплекс наглядно, в виде «натурального макета», иллюстрировал древнейший миф — рождение бога Агни из воды. На дно колодца в ледяную воду жители Аркаима опускали лучшие части жертвенных животных, тщательно прожаренные в очаге, то есть совершали жертвоприношения божеству воды, и благодаря этому, по их понятиям, в печи возникала тяга, которая не просто раздувала огонь, но рождала бога огня — Агни, бога, который плавит металл!

Обращаясь к «Авесте» и «Ригведе», древнейшие пласты которых в устной форме складывались на Южном Урале в эпоху «Страны городов», мы еще раз убеждаемся во всеобщей привязанности ариев к культовой деятельности.

Возникает вопрос: почему при исследовании других культур, достигших высокого уровня развития, археологи не видят столь ярко материализованных следов духовной деятельности, которые повсюду сопровождают нас в «Стране городов»?

В 1987 году Ю.М. Лотман, выступая в Москве на одной из научных конференций и еще не зная об Аркаиме, предсказал возможность открытия археологами бесписьменных цивилизаций и дал характеристику возможного феномена. По его мнению, появление письменности значительно упростило реальную культовую практику, а затем и сферу духовной деятельности. Когда же общество развивалось без письменности, накапливаемый и все растущий объем информации должен был неизбежно привести к расширению культовой практики, ее всеобщему проникновению во все сферы жизни и деятельности. Что и происходило, но узнали мы об этом, только начав раскопки Аркаима.

Мысли выдающегося ученого-семиотика объясняют нам суть аркаимского феномена, где культовая практика и деятельность были доведены до всех возможных пределов, а может быть, и парадоксов.

Уверен, что древнейший литературный пласт «Ригведы» и «Авесты», общий для обеих книг, создавался на одной территории, в среде относительно узкой группы людей, находящихся в постоянном общении между собой. «Фамильные» мандалы «Ригведы» и гаты «Авесты» чрезвычайно близки друг другу по языку. В «Авесте» и «Ригведе» очень много общего с точки зрения поэтического творчества и поэтических формул, а это — свидетельство существования общей арийской поэтической традиции.

И вот, пожалуй, один из важных выводов: мы убеждены, что именно в «Стране городов» создавался удивительный духовный мир арийской (протоарийской) культуры. «Круги» и «квадраты» — это не отражение военного противостояния, это воплощенный в материальной форме дуальный принцип нормального функционирования Вселенной. Это противостояние и единство дэвов и асуров, светлого и темного, небесного и земного.

Материалы «Страны городов», очевидно, фиксируют момент раскола единого арийского мира на будущих индоарийцев и ираноариев перед уходом первых в Индию. Многочисленные погребения аркаимского (синташтинского) облика, которые археологи фиксируют сегодня на Волге, Дону и далее на запад и юг, а также некоторые памятники Казахстана и Средней Азии — вехи этой миграции.

Напряженная духовная и культовая жизнь талантливого народа «Страны городов» явилась основой для создания всеобщей картины мира, которая в свою очередь послужила отправной точкой для складывания культур Запада и Востока в пределах индоевропейской общности, прежде всего для ведической Индии и классической Греции. Эта картина мира как бы подводила итог поискам человечества в осознании себя и Вселенной.

В последующие столетия и тысячелетия ни мировые религии, ни наука не смогли выработать всеобщую концепцию мироздания. И только в наше время, уже на исходе ХХ столетия, человеческая мысль, делая титанические усилия, нащупывает новые пути в осознании единства мироздания, привлекая знания, накопленные наукой, и огромный опыт духовных исканий человечества.

Геннадий Зданович Аркаим



См. также:
Игра с живым дилером
Выбираем геймплей по шансам
Повышение квалификации специалиста по закупкам
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное
Курсы HR, обучение менеджеров по персоналу - Учебный центр "ДАНКО" Лучко Василий Васильевич. Более 10 лет опыта работы в области HR менеджмента на коммерческих предприятиях разного профиля на должностях- менеджер по персоналу, директор по персоналу. Навыки построения и организации работы кадровой службы.

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005