Методические материалы, статьи

Человечество теряет языки

…Пат Габори поговорить любит. И, когда он открывает рот, его с замиранием слушают лингвисты. Ему сейчас примерно 80 лет (точнее он и сам не знает), и он является единственным мужчиной, владеющим языком каярдилд среди коренных жителей островка Бентинг, лежащего у северных берегов Австралии.

В молодости Габори был опытным охотником на дюгоня («морская корова»), но сейчас ослеп, и его единственное богатство — это знание родного языка, которым он щедро делится с лингвистом Ником Эвансом из Мельбурнского университета. Тот нашел в каярдилдском клад совершенно необыкновенных грамматических особенностей.

Так, в большинстве остальных языков для указания на прошедшее или на будущее время достаточно изменить форму глагола. Не то в каярдилдском: здесь вместе «со временем» преобразуются и другие части речи, включая даже существительные. Например, Пат произносит что-то вроде «мальчик поймал рыбу-ал».

На всей планете известен лишь еще один язык, в котором существительное «нагружается» признаком времени. Это лардил, родственный каярдилду, которым свободно владеет сегодня тоже лишь один человек. По этому поводу Эванс замечает: «Если б мы не знали о существовании этих двух языков, мы бы считали подобное явление вообще невозможным. И тогда прав бы оказался знаменитый лингвопсихолог Ноам Хомски, который около полувека назад утверждал, что некие основы грамматики являются врожденными, генетически запрограммированными уже при рождении каждого ребенка».

А так многие (хотя далеко не все) лингвисты вправе считать, что никаких «универсальных законов» грамматики быть не может, и вся она — результат обучения в различных культурных средах.

Как бы ни спорили специалисты по поводу особенностей каярдилда, в одном все они сходятся: информация, необходимая для общего осмысления системы языков, исчезает чрезвычайно быстро. Ведь в конце 1700-х годов, когда начались первые контакты европейцев с австралийскими аборигенами, те говорили примерно на 260 различных языках. А на сегодня около 160 из них уже не существуют и только 20 насчитывают мало-мальски достаточное число носителей.

На Земле живут 6 миллиардов человек, и они пользуются, по различным подсчетам, от 6 до 7 тысячами языков. Эксперты же полагают, что за XXI век «вымрет» по меньшей мере половина их, а может быть, и все 90 процентов. Превратности истории в состоянии подорвать лингвистическое сообщество всего за каких-нибудь одно-два поколения, так что если сегодня носители языка насчитываются тысячами, будущее может оказаться для их языка рискованным. Специалист же находящимся под угрозой исчезновения считает всякий язык, на котором изъясняется все убывающее количество детей.

Потеря собственного средства устного обучения — это не только кризис для многих обществ, но и серьезное препятствие для исследований, цель которых состоит в анализе структуры языков вообще и для изучения загадочного во многом процесса — как именно слова передают свой смысл. Причин у языкового обеднения немало. Здесь и войны, и диаспора (рассеяние) народов, и такое благое дело, как всеобщее образование, и ассимиляция соседней доминирующей культурой, и внедрение телевидения. На сегодня в достаточной мере описанными можно считать менее одной тысячи языков, и утрата любого из остальных — это исчезновение следов и свидетельств истории, окружающей среды, образа жизни, мышления и хода развития человеческого сознания и культуры в целом. Поэтому так важны усилия филологов, изучающих малочисленные языки, создающих письменность для многих из них, помогающих сохранению речи племен и народностей. Надо признать, что работа идет недостаточно быстро; ведь на описание того или иного языка обычно уходит лет десять-пятнадцать.

«Битва» между филологами, исповедующими гипотезу «врожденности» грамматики, предложенную Н. Хомским в 50-х годах, и теми, которые считают ее благоприобретаемой в ходе обучения (часто неосознаваемого), продолжается. Выдающийся лингвопсихолог видел в грамматике универсальное проявление языковых способностей гомо сапиенса, которые накрепко запечатлены генетически в нашем мозге. Они позволяют любому ребенку без особых усилий овладеть речью. Но они же резко ограничивают число возможных языковых типов.

Попыток проверить подобное утверждение делалось множество. Они привели к тому, что сегодня большинство ученых признают: по меньшей мере часть грамматики, например, правила построения вопросительного предложения, являются всеобщими и тем самым, вероятно, врожденными. Остается все-таки неясным, насколько всеобща эта «всеобщность».

Вот, например, один из наиболее фундаментальных вопросов структуры предложения: в каком порядке располагаются в нем подлежащее («П»), сказуемое («С») и дополнение («Д»). Большинство языков принадлежит к числу или «ПСД» (такими являются, например, русский и английский), или — «ПДС» (японский), или, наконец, «СДП» — это свойственно, к примеру, ирландскому (кельтскому) языку. Предполагалось, что иной порядок вообще исключен.

И вдруг оказалось, что существует и «ДСП»! Таких языков не более одного процента от всех известных науке, причем все они — под угрозой исчезновения. Один из них — хикскараяна — «укрывается» в джунглях бразильской Амазонии; им пользуются ныне всего около 300 человек. Если б ученые помедлили еще десяток-другой лет, подобное явление исчезло и считалось бы невозможным…

С недавних пор филологи начали должным образом оценивать и роль приставок, суффиксов, аффиксов. Присоединяясь к началу или концу слова, аффикс может изменять его значение. Скажем, как в словах «предположение» или «крепость». Некоторые специалисты полагали, что в любом языке есть набор таких значащих элементов, которые образуют часть всеобщей грамматики, и всегда существует четкое различие между корнем слова и его приставкой и суффиксом.

Но тут выяснилось, что язык юпик, а на нем изъясняются около 10 тысяч жителей Аляски, опровергает подобное утверждение. Научный сотрудник Калифорнийского университета Марианна Митан покинула свои субтропические края и в стране ледников долго изучала этот язык, пока недавно не обнаружила необычный факт: в юпике существуют приставки со значением, например, «есть» (в смысле «кушать») или «охотиться», которые в английском, русском и других европейских рассматриваются как корневые слова, а не приставочные.

А на юпике, стоит подключить суффикс «охота» к слову «тюлень», и получится нечто вроде «охота на тюленя», а если его же присовокупить к слову «яйцо», то речь уже пойдет о сборе птичьих яиц (тоже род «охоты»!).

Более того, юпик обладает еще и отдельным корнем «охота», так что, в зависимости от используемых «деталей», охоту на тюленя можно обозначить по-разному, каждый раз с иным оттенком смысла, что, конечно, обогащает речение. Чего, например, стоит суффикс, означающий «наконец, намереваясь это сделать, я оказался неспособным из-за трудных обстоятельств»!… Все подобные языковые черты бросили вызов идее, согласно которой суффиксам и приставкам суждено играть лишь вспомогательную и ограниченную роль в определении общего смысла. Они оказываются отнюдь не пасынками великой грамматики.

Важной основой всеобщей грамматики служат различия в количестве существительных, глаголов и прилагательных. Некоторые языки насчитывают тысячи глаголов, в других же их едва по десятку. Как же речь обходится при этом? Немецкий лингвист Давид Гиль из Института эволюционной антропологии за ответом ездил в глухомань Индонезии. Там, изучая один из диалектов, именуемый ряу, он установил, что в нем чуть ли не каждое слово можно «заставить» превратиться в глагол, существительное или прилагательное, в зависимости от контекста. Таким образом, «пища» и «кушать» изображаются одним и тем же словом, а порядок их в предложении может быть любой.

В большинстве наречий сказуемое согласуется с подлежащим — нам это представляется само собой разумеющимся. Не то в алеутском, носителями которого сегодня служат около сотни жителей островов у берегов Аляски. Бегло и постоянно им пользуются, пожалуй, всего лишь в одной деревне на острое Атка.

В алеутском, оказывается, глагол может согласовываться не только с существительным или прилагательным, но и с зависимыми словами и притяжательными. И вот, вместо того чтобы сказать «их дом большой», алеут изрекает нечто вроде «Их дом большие». Кажется, кроме него на это никто не способен. Но чего только не способен создать человеческий мозг!

Защитники «врожденности» возражают: хотя некоторые наречия и кажутся нам очень необычными, но различия все же поверхностны. Крупный филолог Кеннет Хейл из Массачусетсского технологического института утверждает, что ни лардильский, ни каярдилдский, на самом деле, «всеобщей» грамматике не чужды. Хотя эти языки и позволяют «оратору» беспорядочно смешивать слова в предложении, сами эти слова первоначально проходят «обработку» и получают «маркировку» грамматического времени. Так что структурные следы фразы остаются.

Присоединяет сюда свой голос и лингвист Марк Бейкер: «Называют многие языки, которые якобы не знают различий между частями речи, например, между существительными и прилагательными. На самом же деле, все они отлично их знают; надо только уметь разглядеть эти различия».

Приводит он и пример: в Австралии есть племя аборигенов, изъясняющихся на нунггубую. Это наречие тоже находится на грани вымирания. Существует его описание, в котором сказано, что здесь существительные и прилагательные взаимозаменяемы.

«Но это совсем не так, — считает М.Бейкер, — незаметные различия между этими частями речи становятся очевидными, если взглянуть на конкретные способы образования сложных слов, именуемых инкорпорированными существительными».

Носитель этого языка может сказать: «Я купил мясо». А может и так: «Я мясокупател», тем самым включив (инкорпорировав) глагол в существительное. И вот такая форма в этом наречии возможна: «Я купил большой…» Зато: «Я большекупил…» — эта форма не проходит, прилагательное в глагол не инкорпорируешь никак. Вот здесь-то и кроется различие между двумя частями речи, утверждает ученый.

Он применил подобный анализ к совершенно различным, далеким друг от друга языкам: индейцев-могавков из Северной Америки, эдо, звучащим в Нигерии, и чичева, на котором говорят в южноафриканской стране Малави. И, вопреки мнению некоторых коллег, нашел в них и существительные, и глаголы, и прилагательные, только выражены они слабо. Так что универсальность грамматики, по мнению исследователя, подтверждается и там.

… Неужели же через какое-то время все на свете будут изъясняться, скажем, только на мандаринском наречии китайского, на английском, испанском или русском? А различия между языками сохранятся лишь как случайное явление, а не как отражение особенностей человеческого сознания?…

Дело, разумеется, не только в том, чтобы установить, существует ли «универсальная» грамматика. Языковое разнообразие также позволяет нам рассматривать связи между языком вообще и мышлением. Кардинальный вопрос: как люди осознают и постигают значение слова. И влияет ли то, на каком из языков вы говорите, на характер вашего мыслительного процесса. Эта проблема занимает, в частности, сотрудника Института психолингвистики в нидерландском городе Неймеген Стива Левинсона.

Он исследовал подобный вопрос на примере того, как бесписьменные, в том числе исчезающие, языки выражают понятие пространства. Многие специалисты полагали, что все языки достигают этого одинаково, ведь пространственное мышление необходимо любому развитому животному и, очевидно, должно быть органически «встроено» в человеческий мозг. Здесь существенные культурологические вариации маловероятны. И все же они существуют!

В наиболее распространенных языках, в частности, в русском и английском, пространственная концепция опирается на относительные координаты, определяемые по плоскостям, в которых функционирует человеческое тело; например, «лево», «право», «впереди», «сзади». Но вот язык гуугу — йимитхирр, на котором в Австралии все еще изъясняются почти 800 человек, использует иные принципы. В нем применяется строго фиксированная система четырех постоянных координат самой среды, как бы напоминающих наши «север», «юг», «восток» и «запад».

Всякий говорящий на этом австралийском наречии, указывая устно на то или иное направление, как бы трансформирует такие четыре слова и получает около 50 терминов, означающих, например, движение к северу или от него. Та же терминология применяется при описании местности или более ограниченного пространства. Например, во фразах «Дом на запад от реки» или же «Муравей на твоей восточной ноге».

Следовательно, гуугу-йимитхиррский отражает совсем иной, чем принято у нас, подход к окружающей среде. Он требует, чтобы в памяти были заложены понятия всех четырех географических направлений, чтобы в сознании говорящего вечно жили некий компас и система определения положения объекта речи.

Может быть, это язык-уникум? И.С. Левинсон совместно с коллегой Пенелопой Браун занялся изучением далекого во всех отношениях центрально-американского цельталя, принадлежащего к группе языков майя. Обнаружилось, что даже четырехлетние потомки грозных некогда племен майя справляются с подобной системой координат.

Англоговорящие дети в подобном случае переворачивают свою систему координат — левое становится для них правым. А вот у «цельтальцев» всегда север остается севером, а юг — югом. Отсюда вывод: даже пространственное восприятие есть предмет обучения, а не врожденности. Концепция пространства — не биологична; дети просто быстренько овладевают той системой, которая принята в их культуре.

По мере того как лингвисты обнаруживают подобные культурологические черты, среди них зреет нечто вроде изумленного восхищения разнообразием систем, которые человек в состоянии построить. Ведь каждый язык — хранитель истории своего общества, его культуры, суммы его знаний. Он в известной мере может быть чем-то подобен искусству и служит одной из самых сокровенных частей культуры.

К примеру, язык отражает нечто вроде «табели о рангах», принятой в данном обществе. Так, в языке маяли существует набор слов, указывающий на отношение говорящего и слушающего к тому лицу, о котором идет разговор. Ведущий использует различные термины для понятия «мама», когда говорит о ней с ее бабушкой или с ее братом. Правда, научается всем этим точностям представитель племени, лишь достигнув взрослого возраста, когда он в состоянии одновременно смотреть на предмет с двух точек зрения.

Это служит принятому в данной культуре четкому различению состояний родства и должному учету относительных семейных и общественных положений всех затрагиваемых лиц. Все же теперь, когда младшее поколение или овладевает английским, или говорит на упрощенной форме родного языка, такое своеобразие постепенно улетучивается.

Языковое богатство человечества явно сокращается. Недавно обеспокоенный этим немецкий лингвист Матпас Бренцингер собрал в Кельнском университете специалистов почти изо всех регионов мира, чтобы точнее установить уровень опасности, угрожающей каждой речи, и координировать усилия коллег.

Кое-какие успехи были там названы. Так, словарь лардила уже составлен, и по нему начались занятия с местными жителями, полузабывшими родную речь. В канадском Квебеке индейцы-могавки при помощи ученых, наконец-то, кодифицировали правила написания своих многих слов. Теперь эти правила опубликованы, и в начальных классах индейских школ сотни ребятишек ими овладевают. В тамошнем Макгиллском университете для желающих введен серьезный курс могавкского языка.

Но все это, признаемся, капля в море. Бесповоротные потери намного превосходят достижения. И человечеству срочно нужно принимать меры, чтобы сохранить свое речевое богатство во всем его разнообразии.

Борис Силкин



См. также:
Диплом на заказ в Тюмени
Игра с живым дилером
Выбираем геймплей по шансам
Повышение квалификации специалиста по закупкам
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное
Детский массажист высшей квалификационной категории Бодруг Екатерина Аркадьевна. Детский массажист, стаж работы более 10 лет. Шушарина Анна Николаевна.

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005