Методические материалы, статьи

Начало века XX и его корни

Двадцатый век начинается в августе 1914 года. Именно это мнение давно стало традиционным. Первая мировая война возвестила о конце большой эпохи, потому что из войны вышел совершенно иной мир. Но корни его — в XIX, а вернее, в его второй половине. Это — время развития промышленных технологий. XIX вообще был веком торжества паровой машины, но в его недрах росло и крепло следующее волшебное средство утверждения человеческого могущест-ва — электричество. Телеграф — первая технология, базирующаяся на использовании электричества, — создан в 1844 году и охватывает мир во второй половине XIX века. В семидесятых годах Белл и Эдисон конструируют и усовершенствуют перспективную модель телефона, а к концу века разворачивается телефонизация крупных городов мира. В 1877 создан фонограф Эдисона. На рубеже веков мир вступает в эпоху звукозаписи и массового тиражирования уже не эдисоновских валиков, но более технологичных плоских пластинок. В 1884 году сконструирован линотип, снявший необходимость в трудоемком ручном наборе. Линотип совершил революцию в газетном деле. Всю вторую половину XIX века усовершенствуется фотография и на рубеже веков конструируется и запускается в производство массовый переносной фотоаппарат. В 1890 существовавшая с 1870 лондонская подземная железная дорога переходит с паровой тяги на электрическую. Так возникает метро. Вслед за Лондоном до конца XIX века метро строится в Чикаго, Будапеште и Бостоне.

В 1876 году немецкий инженер Отто создает четырехтактный двигатель внутреннего сгорания. Поначалу это стационарный двигатель, работающий на газе, но инженерная идея, заложенная в нем, имеет гигантский потенциал, она так или иначе «окрасит» все последующее столетие. Во второй половине XIX века возникают промышленные химические технологии, которые обеспечили массовое производство дешевых удобрений и бездымного пороха, созданного в 1884 году французским инженером П. Вьелем. Удобрения обеспечили прогресс в сельском хозяйстве, а значит предпосылки для разворачивающейся к концу XIX века «городской революции» — массового роста городов, который идет по всему миру до сегодняшнего дня. Что же касается бездымного пороха, то без него было бы невозможно многозарядное автоматическое оружие, первые конструкции которого возникают в восьмидесятые годы XIX века. Автоматическое оружие доводится до уровня массового производства в девятисотые годы, становится существенным фактором Первой мировой и превращается в решающее во всех последующих войнах.

В шестидесятые годы возникает бессемеровская, а затем в семидесятые еще более совершенная мартеновская технология производства высококачественной стали, превратившая ее в дешевый и массовый материал. Стальные конструкции буквально пронизывают собой материальное тело культуры ХХ века. Промышленное производство стали и цемента позволило создавать «небоскребы», строительство которых разворачивается с восьмидесятых годов XIX века.

Типологически близкую эволюцию демонстрирует и сфера искусства. «Измы» начала ХХ века коренятся в процессах и тенденциях второй половины XIX. Надо сказать, что в сфере искусства ХХ век наступает существенно раньше своего хронологического пришествия. Новое мироощущение утверждается с победой символизма. Чуткое к будущему, искусство фиксирует изменения мира и наступление новой эпохи. Сезанн, Ван-Гог, Мунк, безусловно, принадлежат ХХ веку. Последний большой художественный стиль — «модерн», расцвет которого падает на девятисотые годы, также равно принадлежит этим двум векам, органически сплавляя натурализм и романтизм, массовое производство и утонченный эстетизм, старые идеи и новые промышленные технологии, идеи художественного индивидуализма и представление об искусстве как средстве преобразования общества.

На девятисотые годы падает становление нового искусства, рожденного техническим прогрессом, кинематографа. В 1895 в парижском Гран-кафе состоялся вошедший в историю первый показ фильма братьев Люмьер. За десять лет из экзотического курьеза кино превращается в самостоятельный жанр массовой культуры. Складывается киноиндустрия, на улицах европейских и американских городов появляются кинотеатры. В 1903 году американский режиссер Эрвин Портер снял первый вестерн «Большое ограбление поезда». С этого времени жанр вестерна будет греметь десятилетия.

Девятисотыми годами можно датировать и становление массовой фотографии, которая превращается в общедоступное средство, способное увековечить человека и его время. Фотоателье появляются в каждом даже небольшом городе. Люди со страстью начинают фотографировать города, знаменитостей, вообще все мало-мальски интересное. Фотографировать и тиражировать в открытках. Постепенно фотография превращается в искусство.

Девятисотые годы — существенный этап в становлении и развитии массовой культуры, истоки которой лежат в пятидесятых — шестидесятых годах XIX века. С началом промышленного производства художественных изделий и формирования промышленно-урбанистической среды возникает масс-культура, одновременно формируя адекватного этой среде массового человека. Приметы эпохи — собирание тиражированной художественной продукции: марок и открыток, популярность массовых жанров литературы (детектив, приключенческий роман, любовный роман, фантастика), утверждение феномена серийности (Нат Пинкертон, Шерлок Холмс). И наконец — кино, которое на первых порах своего развития полностью принадлежало массовой культуре. В эту же эпоху утверждается и еще один важный элемент массовой культуры — спорт.

В девятисотые годы наука делает очередной виток от восходящей к средневековым университетам корпорации к социальному институту, обслуживающему нужды и потребности индустриального общества. Работодателями и заказчиками ученых все чаще становятся промышленники. Исследовательская и конструкторская деятельность требует создания больших коллективов. Создание новых промышленных технологий требует одновременного решения сотен инженерных задач. Складываются мощные конструкторские и проектные организации. Именно эта инфраструктура, сложившаяся в девятисотые годы, создала торпеды и подводные лодки, смертоносные газы и бронепоезда, танки и пулеметы, самолеты и «Цепеллины» Первой мировой войны.

В девятисотые годы вступавший в новую эпоху мир в очередной раз переживает перемещение мирового центра активности. На исходе средневековья центр экономической активности европейской цивилизации лежал в Средиземноморье, это были торговые республики Италии. Реформация и Контрреформация меняют акценты, устойчивая картина рушится. На фоне упадка Средиземноморья в XVII веке вперед вырывается протестантская Голландия. Затем приоритет переходит к Англии, которая прочно удерживает его в XVII — XIX веках.

К началу же ХХ новый виток промышленного развития выводит на первое место США. Огромная новая страна, общество, не стесненное какими-либо пережитками, безграничный рынок, способный поглотить любую массу товаров и, наконец, чисто протестантская ментальность — вот что рождало феномен великой американской мечты — создать себя, реализоваться вопреки всем обстоятельствам и сделать свой миллион. Теперь именно эта — новая человеческая составляющая — обусловила формирование роста нового качества, задававшего опережающие темпы.

В Америке раньше и успешнее реализуются новые модели социальности и культуры, внедряются новые технологии, формируются невиданные в Европе масштабы производства. В девятисотые годы эти процессы только разворачиваются. Очевидным же для всех перемещение центра мирохозяйственной активности станет лишь после Первой мировой. США вошли в войну должником, а вышли из нее кредитором своих союзников и безусловным мировым лидером.

Параллельно на востоке Ойкумены возникает другой лидер. Вперед вырывается Япония. С конца шестидесятых годов в рамках так называемой реформы Мейдзи Япония стремительно включается в процессы модернизации и к началу ХХ века превращается в энергичного регионального лидера. Это рождает конфликт интересов в двух парах: Япония — Россия и Япония — США.

Первым разразился русско-японский конфликт. Российская империя, выдавливаемая из Турции и Персии с середины XIX века и утрачивающая возможности дальнейшей территориальной экспансии в Средней Азии из-за столкновения с колониальными интересами Великобритании в Афганистане, все более тяготеет к Дальнему Востоку. Россия участвует в колониальном освоении Китая (территория КВЖД) и с аппетитом поглядывает на Корею. Но эта зона рассматривается Японией как сфера ее интересов. Тут-то и лежат истоки русско-японской войны 1904-1905 годов.

Начиная с Петра I, российская империя извлекала модернизационные преимущества, вытесняя своих стагнирующих восточных соседей — Турцию, Китай, Персию — из сопредельных территорий. В девятисотые годы Россия впервые сталкивается с соседом на Востоке, не только равным, но и опередившим ее в процессах модернизации. Сталкивается и проигрывает. Русско-японская война фиксирует конец эпохи территориальной экспансии российского государства. Возможности экстенсивного развития России исчерпаны.

Конфликт Япония — США разворачивался и назревал вплоть до Второй мировой, чтобы завершиться большой войной и разгромом Японии. К разгрому Японии приложил руку и СССР. Так через полвека развязывались узелки, завязанные в девятисотые годы.

Добавим, что сейчас, в двухтысячные годы, мы переживаем очередное перемещение центра мирохозяйственной активности. Зона АТР (Азиатско-Тихоокеанского региона) явно демонстрирует миру опережающие темпы развития. Может статься, что в десятые или двадцатые годы XXI столетия мир осознает это и зафиксирует очередное перемещение центра.

Другой сюжет глобального масштаба, разворачивающийся в девятисотых годах, связан с закатом империй. Как колониальных — таких как Британская, Голландская, Французская, так и традиционных, как Османская, Российская, Австро-Венгерская. Имперская модель государственности явно уступает место национальному государству.

В 1901 году умирает королева Виктория, и с нею уходит целая эпоха. Время классической Британской империи обрывается. Империя преобразуется в Британское содружество наций. В 1907 Новая Зеландия получает статус доминиона. А в 1909 индусы получают право участия в самоуправлении Индии. Британское содружество просуществовало еще полвека, это были десятилетия постепенного роспуска империи.

История — процесс противоречивый. В 1899-1902 годах Великобритания ведет войну с бурскими республиками Трансвааль и Оранжевая. В русской памяти эта война осталась строчками:

Трансвааль моя, Трансвааль моя,
Ты вся горишь в огне.
Но мы готовы за тебя
Погибнуть на войне.

Историки военного дела отметят — тогда впервые были использованы пулеметы. Наконец, англо-бурская война подарила двадцатому веку новую технологию борьбы с противником — концентрационные лагеря.

У Австро-Венгрии другая история. С середины XIX века она переживает кризис. Теряя часть своих территорий, идет на уступки крупным национальным общинам, переструктурируется, создает местное самоуправление, маневрирует. Национальные провинции империи извлекают преимущества из ее поражений. В 1867 году в результате поражения Австрии в войне 1866 года Дунайская монархия преобразуется в двуединое государство Австро-Венгрию. Лоскутная империя сохраняется, но жить ей осталось совсем немного.

Как это ни парадоксально на первый взгляд, кризис империи толкает ее к очередным аннексиям. Имперская элита не видит другого способа самосохранения, кроме движения по накатанному пути. Тем, кого это удивляет, стоит вспомнить о советской агрессии в Афганистане за пять минут до распада СССР. Но колониальные империи рано или поздно распадаются, таков исторический закон развития. В 1908, воспользовавшись кризисом, переживаемым Османской империей и ослаблением России в результате проигранной войны и революции 1905 года, Австро-Венгрия аннексирует Боснию и Герцеговину. Боснийский кризис поставил мир на грань войны. Русские кадеты говорили о «дипломатической Цусиме». Кризис был вехой на пути к Первой мировой. Заряд внутреннего напряжения, заложенный в теле зажившейся империи, сработает в 1914 — выстрелы Гаврилы Принципа возвестят о начале новой эры.

К началу девятисотых Османская империя зашла в тупик. Она потеряла почти все владения в Европе и демонстрировала полную неспособность к решительным модернизационным преобразованиям. В 1908 году там произошла революция младотурок, покончившая с автократическим режимом Абдул-Хамида II. Во главе реформаторов стояли офицеры Энвер-Паша и Мустафа Кемаль. Интересно, что жизненный путь Энвера-паши пересечется с нашей историей: примкнув к басмачеству, он будет убит в стычке с отрядом Красной армии в 1922 году. А Мустафа Кемаль станет президентом турецкой республики и войдет в историю под именем Кемаля Ататюрка.

Российская империя переживает не менее драматический кризис. Ее также раздирают социальные и национальные напряжения. А элита демонстрирует полную неспособность к решению жизненных проблем. В начале девятисотых годов на окраинах Империи формируются национальные движения, а в метрополии складываются радикальные политические партии — эсеры (1901) и социал-демократы (1898), а в 1903 году возникает так называемая партия нового типа — крайнее радикальное движение большевиков. В девятисотых годах это еще узкая политическая секта, но поражение в Первой мировой открывает большевикам путь к власти.

Русская революция 1905 года несет некоторые перемены, но не решает основных проблем. Великий реформатор Столыпин погибает от руки убийцы, а царизм уверенно идет навстречу большой войне и собственной гибели.

Не менее интересные и драматические события переживает другая великая империя — Китай, критически запоздавшая с началом модернизации. В 1900 году в Китае вспыхивает боксерское восстание, народное движение, против маньчжурской династии и местных помещиков. Изоляционистская и контрреформаторская элита во главе с императрицей Цыси используют восстание для борьбы с иностранцами, но проигрывают. Великие державы вводят в Китай войска, подавляют восстание и остаются в стране. На несколько десятилетий Китай становится полуколониальным государством, часть территорий которого оказывается под контролем иностранных государств. Китайская империя доживает последние дни, в 1911 году революция сметает маньчжурскую династию, и во главе государства становится первый президент Сунь Ятсен.

Другой узел противоречий складывается в центре Европы. В силу ряда исторических причин, уходящих своими корнями еще в эпоху Реформации и Контрреформации, Германия веками была раздроблена. Единое государство возникает лишь в конце шестидесятых годов XIX века. С этого времени общество, жаждущее видеть свою страну среди великих европейских держав, с энтузиазмом начинает строить сильную единую Германию. Потенциал Германии дает к этому все основания. Германия строит мощный флот и захватывает последние свободные территории в Африке. Заметим, что также ведет себя и Италия, сложившаяся в единое государство почти одновременно с Германией. Но Германии этого мало, ей тесно в своих границах. Рядом — территории, которые немцы склонны считать спорными, там живут родственные немцам германские народы, и Германия видит себя во главе германского мира, победившего и оттеснившего от кормила власти мир романский.

В истории реализуется закономерность — догоняющее общество неизбежно вступает в конфликт с уже существующими лидерами. Противостояние Германии, находящейся на модернизационном переломе, с Великобританией и Францией, давно прошедшими этот этап развития, неотвратимо. Европа дробится на блоки. В 1904 году Великобритания и Франция подписывают соглашение, получившее поэтичное неофициальное название Антанта (Сердечное согласие). Мир готовится к будущей войне. Европейские страны делают выбор между двумя центрами сил, при этом Россия оказывается в союзе с Антантой.

Узлы противоречий завязываются на Балканах — в этом, по словам Черчилля, «мягком подбрюшье Европы». В далеком прошлом захваченные турками православные народы Балкан веками существовали в изоляции. Они в значительной мере исламизированы, потуречены, лишены опыта государственности. Здесь доживают клановое сознание и кровная месть. Обретая независимость, такие общества становятся источниками нестабильности. Именно здесь начинаются бессмысленные войны. На балканские территории притязают соседние империи — Австро-Венгерская и Российская. Австро-Венгрия ближе территориально. Россия, притязающая на статус лидера славянского мира, — ближе духовно. В девятисотые годы балканские конфликты удается локализовать. Они взорвут мир в 1914.

Последний сюжет — как сильно изменилась предметная среда человеческого существования, а вместе с ней — и образ жизни в начале века!

На улицах многих городов мира появляются трамваи, фотоателье, кинотеатры, автомобили. В кварти-рах — телефоны и электрические звонки. Молодежь повально увлечена авиацией. В жизнь входит спорт — футбол, бокс, велосипед, автомобильные гонки. Фотография превращается в массовое увлечение. Газеты печатают самые свежие новости. В вечерних выпусках сообщаются новости текущего дня.

За это время инженерам удалось создать компактный нестационарный двигатель внутреннего сгорания, что означало революцию в средствах передвижения. Поставленный на карету, он создает автомобиль, на планер — самолет, на рельсы — тепловоз, на корабль — теплоход и подводную лодку. В 1903 году братья Райт поднимают в воздух свой самолет «Флаер I», а уже в 1909 Луи Блерио перелетает через Ла-Манш. В девятисотые годы возникает самолетостроение. В это же время возникает автомобильная промышленность. В 1908 Генри Форд построил знаменитый «Форд Т». Эту модель будут выпускать вплоть до 1927 года, и общий выпуск составит пятнадцать миллионов автомобилей.

Полным ходом идет развитие военной техники. В войнах девятисотых опробываются пулеметы. Отрабатываются новые тактические схемы. Идет перевооружение ведущих стран Европы. Мир готовится к войнам. В течение девятисотых в рамках военных программ создается еще одна технология будущего — радио.

Девяностые годы прекрасны той особой прелестью, которая коренится в парадоксальном сочетании необходимого человеку внутреннего динамизма (чреватого взрывами и крушениями) и внешней, иллюзорной стабильности, которая также мила противоречивой человеческой натуре. Подобные эпохи имеют множество лиц, в них каждый может отыскать для себя что-то родное и близкое.

Это универсальный образ «мир до войны» — мир нашей молодости, невозвратный, прекрасный и идиллический. А потом он рушится и наступает наше время.

Игорь Яковенко



См. также:
Получить микрозайм с сервисом ZaimOnline-Ru – легко!
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005