Методические материалы, статьи

Лошадиная фамилия (о кентаврах «Визапурах»)

Активно действовало на российской политической арене, в общественной и культурной жизни огромной империи вполне обозримое число семей, родов, кланов. В комментариях к романам и документах разного рода то и дело мелькают знакомые имена. Он? Нет, по времени не подходит, наверное, племянник, а может быть, внук…

Век уходит, а девятнадцатый и вовсе отодвигается далеко-далеко, закрывается от нас; скоро имена, которые пока еще на слуху, станут иероглифами ушедшей культуры. Останутся лишь те, кто вписал свое имя кровью или золотым пером, — вершины гор затонувшего материка. Уже и сейчас лошадь Вязопуриха, в которую был влюблен бессмертный толстовский Холстомер, известна больше, чем давший ей имя Визопур, интерес к которому просыпается лишь при известии о громких связях: Ганнибал, Грибоедов, Врангель.

Но пока еще плотная ткань истории не растворена едким временем, и, восстанавливая, оживляя ее, мы можем вдохнуть живой аромат ушедшей эпохи.

…Вязопуриха… понюхала мерина и вздохнула.
Вздохнул и мерин…

Лев Толстой. «Холстомер. История лошади»

«Вязопуриха» (Хреновского завода) — роковая кобыла. В жизни «Холстомера». То было безумное увлечение, сломавшее судьбу «Мужика 1-го» — выхолощенный, он пошел по рукам. Что, впрочем, по признанию мерина стимулировало иное: «…Я углубился в себя и стал размышлять…»

Известно и то, что сюжет передан автору А.А. Стаховичем. С пояснением коннозаводчика: «Холстомер» была кличка, данная гр. Орловым, за длинный, просторный ход (словно холсты меряет) вороному «Мужику 1-му», родившемуся в Хреновском заводе в 1803 году от «Любезного 1-го» и «Бабы» и выхолощенному в 1812 году».

Разумеется, родители пегого мерина помянуты в «Истории лошади». Как не забыл Л. Толстой и «Жолдобу» — ту, что не единожды видел (и ценил) в заводе своего брата, гр. С.Н. Толстого (при селе Пирогове)…

А вот на «Вязопурихе», так сказать, сбоил.

А. Стахович между тем рассказывал о фатальной кобыле. По крайней мере, в «Книге рысистых лошадей в России» (Ч. 1. СПб., 1868) у полковника А. Стаховича «сбит» целый табунок «Визапуров» — к примеру, чистопородный «Визапур, вороной, родился у А.А. Болдарева 1847 года от Визапура Хреновского завода…». Во 2-й части «Книги» (СПб., 1870) среди заводских маток в Хреновом значится и «Визапурша, вороная родилась 1853 от Варвара 1-го…»

В повести, однако, имя переиначено. Да и о самой «Вязопурихе» как-то вскользь — «понюхала», «вздохнула». Почти без экстерьера, коего тонким ценителем был Лев Толстой. Весьма немногословен и лирический герой: «…Она была из худших лошадей того приплода…» Грубовато-с — даже для «Мужика 1-го», тем паче для edinis sapiens.

Мелькающий рядом с лошадью человек той же фамилии, Визапур, выступает из упоминаний современников фигурой и вовсе туманной. С.П. Жихарев, едва удовлетворив любопытство ипполога А. Стаховича о резвости «Холстомера», в «Записках современника» недоумевает: «черномазый Визапур — не знаю, граф или князь…» А вот мнение г-жи Волковой, опубликованное в бартеневском «Русском архиве» (1872): «…Он ни что иное, как мулат, явившийся Бог знает откуда и годный только стоять на запятках у кареты…»

Таинственный Визапур — в «Капище моего сердца» (М., 1874) князя И.М.Долгорукова: «Черной человек арабской породы, которого мне не довелось никогда видеть в лицо…».

Всенепременный «французик» (из «Исторического вестника» 1881) Арман Домерг: «…Всякий сказал бы, что это один из волшебных карлов Ариосто…»

Кентавр-«Визапур» естествен и в пиитическом экспромте:

Нашлась такая дура,
Что не спросясь Амура,
Пошла за Визапура.

Причем Елизавета Петровна Янькова в «Рассказах бабушки» (СПб., 1885) припоминала, что «Визапуром… называли Осипа Абрамовича (потому что он был сын арапа и крестника Петра Великого — Абрама Петровича)».

Между прочим, Лев Толстой — прапраправнук Петра Андреевича Толстого, русского посла, руководившего в 1704 году похищением Ибрагима (для России — «арап Петра Великого») из города Стамбула.

«История лошади» (с Вязопурихой) издана в 1886 году.

А. Чехов годом раньше понудил-таки Ивана Евсеевича «надумать» фамилию акцизного…

Сведения о родословной князей Порюс-Визапурских скудны. По свидетельству князя А.Б. Лобанова-Ростовского («Русская родословная книга». Т. 2. СПб., 1895), «…Порюс-Визапурские. Князья. Происхождения инде/и/йского. Визапур или, вернее, Биджапур — главный город некогда независимого государства того же имени, находится в Индии…»

Страна известна на Руси в конце XV века после «хождения» Афанасия Никитина. Любопытно, что основным местом пребывания «Офонаса Тверетина» за двумя морями (то есть в Индии) стал Бахманидский султанат, в составе которого находился тогда город Биджапур. Впрочем, в царствование Екатерины II о «тетратях» странника А.Ф. Никитина не было известно — их вновь открыл в начале XIX века Н.М. Карамзин.

Весьма туманны сведения о времени и обстоятельствах появления уроженцев города Биджапура в России. Французский режиссер А. Домерг, близко сошедшийся с князем А.И. Порюс-Визапурским в пору своего пребывания в Москве, вспоминал: «…Князь Визапур происходил из рода, который царствовал в Азии. После одного из политических переворотов, столь обыкновенных в этой части света, предки князя нашли себе убежище в России…»

Спустя полвека юный барон Н.Е. Врангель встречал княжеского отпрыска Александра Александровича среди помещиков Ямбургского уезда: «Отец его или дед, точно не знаю, был индус или афганец, прибыл во главе какого-то посольства во время Екатерины (II) в Петербург, где он и умер; сын его был отдан в кадетский корпус, затем наделен поместьями…»

Попавший в Россию потомок «раджей города Биджапура» после крещения стал именоваться Александром. Фамилия — в соответствии с традицией — по местности, из которой прибыл: Визапурский. Прибавленная к вывезенной из Франции фамилии Porusа: Порюс-Визапурский.

Признание княжеского достоинства затянулось. Карьере, впрочем, не мешало — Александр Иванович вступил в русскую службу 1 января 1783 года сержантом в Киевский гренадерский полк (следующие записи в послужном списке — прапорщик Эстляндского егерского корпуса, ротмистр гусарского гр. Витгенштейна полка).

Экспансивный южанин-гусар, похоже, не отказывал себе в удовольствии и покуражиться. Об одном поступке, случившемся, кажется, в начале царствования императора Павла I, рассказывает Арман Домерг:

«…В числе многих других нововведений, которыми ознаменовалось царствование этого государя, военная русская форма была заменена прусскою. Один Визапур не хотел подчиниться перемене. Потребовались самые строгие внушения и именной указ императора, чтобы принудить упрямца. Пришлось склониться пред царскою властью.

Но что же сделал наш проказник?

Он надел громадный напудренный парик, покрыл его треугольною шляпою, напомадил свои длинные, черные усы и на прусский манер закрутил их вверх. Узкий мундир сжимал его корпус; живот был подтянут широким поясом, на котором висела длинная шпага. Перчатки a ia Crispin по локоть, ботфорты, в которых исчезали его тощие ноги, и тамбур-мажорская палка довершали эту странную карикатуру. В таком виде явился он на парад, умышленно утрируя быструю и мерную походку солдат Фридриха.

- Хотели, чтоб я был пруссаком, — громко сказал он, — ну вот!

Шутка не понравилась Павлу. Сильно оскорбленный такою насмешкою, государь отправил виновника сначала в крепость, а затем предал военному суду.

Шутливый характер Визапура не изменился и в этих опасных обстоятельствах. Князь сам себя защищал.

Его защитительная речь была в стихах, и на все свои вопросы судьи слышали в ответ только тирады из французских и немецких трагедий, которыми изобиловала его память. Не чувствуя силы обвинить князя как преступника, военный суд освободил его как сумасшедшего. Того только и надо было Визапуру…»

Что до «опалы», то, верно, гнев Павла I прошел — в сентябре 1800 года А.И. Порюс-Визапурский стал полковником.

Вскоре ему представилось испытать «дней Александровых».

8 февраля 1802 года Высочайшим приказом князь Александр Иванович Порюс-Визапурский из военной службы был определен в Коллегию иностранных дел. Новоиспеченный князь, «находившийся при Коллегии до определения к должности», был стеснен в средствах. О чем, похоже, дипломатично намекнул своему благоде-телю:

«… — Как вам на новом месте? — однажды спросил император молодого человека, только что переведенного.

- Отлично, Государь, за малым исключением.

- Что так?

- Что не так важно для других, то существенно для меня — я разумею жалованье.

- Об этом не беспокойтесь, — ответил (Александр I), и через несколько дней Его Величество имело удовольствие лично сообщить молодому человеку, что дело сделано. Великодушный император был столь заботлив, что назначил жалованье с момента перевода. Господа демократы! это — Монархия, оцените и сравните, если вы способны…», — с удовольствием писал статский советник Коллегии иностранных дел князь А.И. Порюс-Визапурский, получивший по Именному Высочайшему указу (28 марта 1802 года) «жалованье из почтовых доходов».

В 1804 году «бывший гвардейский полковник», тактично укрывшись за псевдонимом P… de…, издал на французском языке книжку «Crodnis de Petersbouvg» («Петербургские зарисовки»), где текст изрядно сдобрен был (александрийскими) стихами. Князь склонность к ним питал. И должное ему (со временем) воздал, а позже кое-что издал князь Долгоруков (И.М.).

Известно также с давних пор (согласно «Камасутре») — «мужчина, изощренный в искусствах, разговорчивый и сладкоречивый, даже не будучи близко знакомым, быстро овладевает сердцами женщин». По достоинству князь А.И. Порюс-Визапурский был оценен в первопрестольной.

«…Один богатый московский купец, — сообщает А. Домерг, — сахаровар (Сахаров. — А.М.), желавший из честолюбия иметь в родне князя, выдал свою дочь за Визапура…» Свадьба состоялась 7 октября 1804 года. И, быть может, тогда «молодой» Надежде Александровне случалось выслушивать не только стихотворные экспромты своего супруга, но и «амурный» стишок.

Князь отнюдь не замыкался на «игре в стихи». Несомненно, был сведущ и в других искусствах, поименованных в сочинении Ватсъяяна Малланаги. Прилежно посещая церковь св. Димитрия Солунского, с воодушевлением слушал пение модного бекетовского хора. Темный князь (загадка для московского бомонда — мулат? араб? индус? — но однозначно — иль нэ па ле рюс) Порюс-Визапурский шокировал всех поступком, о котором студент Е. Тимовский вспоминал позже:

«…Бекетовский хор пел обыкновенно в церкви св. Димитрия Солунского, близ Тверского бульвара. В нем отличалась какая-то девушка Анисья (не пригожая, впрочем) своим прелестным голосом и методою пения, почти театральною. Вот, поют, кажется, «Достойно есть», и под конец Анисья своим solo и в хоре, а более своими руладами так поразила благочестивых и светских слушателей, что один из сих последних, некто князь Визапур, выкрещенный индеец, лев того времени, захлопал в ладоши в каком-то неистовом восторге. Такой соблазн был слишком гласен и дерзок; по требованию известного московского митрополита Платона г. Бекетов принужден был немедленно отослать своих певчих в деревню…».

Меж тем 13 июля 1805 года у «светского льва» родился первенец — Александр, двумя годами позже — настоящий Лев. Через год, в 1808-м — третий сын, Иван.

Однако, замечает А. Домерг, «метромания и чудачества царственного потомка, не гармонировавшие с простотою нравов жениной семьи, делали этот брак очень несчастливым. Даже дети, два мальчика — один белый, а другой смуглый, — находились под влиянием несогласия супругов. В своих детских ссорах белый называл брата Визапурским, а смуглый отвечал ему презрительно: «Сахаровский«…»

А. Домерг, появившийся в 1809 году в Москве, познакомился с экзотичным князем. В своих воспоминаниях набросал портрет «московского проказника»:

«…Низкий рост, толщина, маленькие блестящие глазки на широком, смуглом лице, черные кудрявые до плеч волосы, наконец, голос, представлявший странное сочетание самых тонких и низких звуков, — все это делало князя Визапура настоящим посмешищем… Ум вознаграждал, однако, до некоторой степени странность его наружности. Ответы князя были быстры, остроумны, а память изумительна. Отлично владея французским языком, он возбуждал удивление своим разговором, который был, смотря по обстоятельствам, то важный, то шутливый, то легкий или поучительный и всегда оригинальный. Если вы были ему другом, то он не иначе обращался к вам, как декламируя целые тирады стихами, которые он знал на память или импровизировал в вашу честь…».

1812-й, однако, развел приятелей. При подходе Наполеона к Москве А. Домерг в числе прочих иностранцев (что-то около сорока человек) в конце августа был «сплавлен» на барке в Нижегородскую губернию. «Плененный Россией» француз (заключение длилось 26 месяцев) позднее, в 1835-м, в Париже издал мемуары. Поминая князя, изобразил в картинах маленькую коми-трагедию — последнюю, по мнению мемуариста, авантюру «Визапура», стоившую ему жизни:

«…Выехав вместе с другими из Москвы при приближении французской армии, князь Визапур тайно возвратился в столицу и потребовал аудиенции у Наполеона…

Интересуясь всем, что касалось мира, и введенный в заблуждение громким именем князя, император вообразил, что имеет дело с посланным от Александра… Приказано было тотчас же ввести его.

Представьте себе удивление и досаду Наполеона, когда вместо посланца от Александра он увидел какое-то смешное существо и вместо серьезных переговоров услыхал следующее:

- О великий человек! Истинно великий человек! Самый нижайший и самый восторженный из твоих почитателей имеет, наконец, счастие видеть тебя!…

Постояв минуту неподвижно на пороге, подняв руки к небу, Визапур мерными шагами приблизился и пал к ногам императора.

Совершенно разочаровавшись на счет характера и значения ожидаемого им лица, Наполеон, однако, улыбнулся, глядя на энтузиаста. Нахмуренное чело императора прояснилось. Такое обожание очень ему понравилось. Он ласково поднял

Визапура и спросил о причине его визита.

- Истинно великий человек! — отвечал последний. — Я хочу служить и умереть под твоими победоносными знаменами, но с одним только условием: чтобы не быть мне против России, хотя я и должен на нее сильно жаловаться.

- Но ваша жена? дети?… — заметил император. — Вы прежде всего имеете обязанности относительно вашего семейства…

- Моя жена, — отвечал Визапур, — имеет достаточно средств, чтобы обойтись без меня, а я со своими способностями сумею обойтись без нея. Ничто не привязывает меня к этой неблагодарной стране. При том же сегодняшний мой поступок относительно Вашего Величества не допускает возвращения назад: его сочтут изменою, и я пропал.

В беспорядочном полете фантазии этого человека Наполеон сумел подметить проблески ума и сообразил пользу, которую он мог ему доставить своим знанием страны (Индии? — А.М.). Думая, что Визапур может со временем ему пригодиться, Наполеон на другой день отправил его в карете с курьером в Париж.

Но неприятельские отряды уже отрезали пути сообщения: курьер был остановлен и несчастного Визапура узнали. Теперь уже, несмотря на мольбы и просьбы в александрийских стихах, его осудили на смерть и, как сам он себе напророчил, без пощады расстреляли за измену Отечеству…»

Стоит заметить, что осведомленность А. Домерга (его дрейф к Нижнему Новгороду продолжался до 17 октября) о московских делах — несомненно, производная свидетельств оставшихся в первопрестольной соотечественников и смутных слухов, доходивших до Макарьева (место ссылки). К тому же в пору писания мемуаров экс-режиссер все еще был способен сделать невероятное очевидным. И все-таки — нет дыма без огня. Тем паче в Москве 12-го года. А толки о небезупречном поведении князя А.И.Порюс-Визапурского вспыхивали время от времени, дойдя, похоже, и до Петербурга.

О поведении князя и о мотивах можно лишь догадываться. Не исключено, что слухи о покушении Наполеона на Индию вызвали, быть может, намерение сведать замыслы французского императора. И числившийся в Коллегии иностранных дел «до определения к должности» статский советник А.И. Порюс-Визапурский был призван сыграть на Москве заглавную роль в сценке-этюде под условным названием «Мнимая измена».

Во всяком случае, несмотря на слухи о казни, вплоть до 1824 года статский советник А.И.Порюс-Визапурский неизменно присутствовал в официальных «Месяцословах». Князь был «исключен из службы по предложению управляющего министерством иностранных дел 18 декабря 1823 года«…

А. Грибоедов, коллежский асессор, чиновник того же ведомства, завершал между тем рукопись «Горя от ума» … (Действие I, явление 7)… А. Чацкий в доме Фамусова. Свиданьем с Софьей оживлен. Однако после трехлетней разлуки — «ни на волос любви». Все же пытается «растопить», так сказать, холодность Софьи Павловны. Поминая московских оригиналов, чьи причуды некогда тешили обоих (далее — авторизованный текст «Музейного автографа»):

«…Ваш дядюшка отпрыгал ли свой век?
А этот, как его, он турок или грек,
Известен всем, живет на рынках?
Князь? или граф? Кто он таков?…»

В опубликованном в «Русской Талии… на 1825 г.» фрагменте комедии титулованный космополит превратился в «черномазенького…»

Вычислением игрека (у А. Грибоедова — «не знаю, как его зовут») занимались князь П.Вяземский («ловелас и ложелаз Сибилев»), М. Гершензон («бессарабско-венецианский грек Метакса»), Н. Пиксанов («паразит, наверно скопированный с живого лица»)… наконец, недавно поиск прототипа — «на ножках журавлиных» — привел Н.В. Гурова к кандидатуре Визапура (см. «Тот черномазенький…) («индийский князь» Визапур в комедии «Горе от ума» (А.С. Грибоедов. «Материалы к биографии». Л., 1989).

…Мистического «графа Визапура» не забывал и князь И.М. Долгоруков (в пору своего владимирского губернаторства, не будучи знакомым с Александром Ивановичем, получил от него при пиитическом послании аппетитную посылку). Всякий раз чувствительно вспоминал брата-рифмача. При виде «устерс,

Которых где при мне за стол не подадут,

А в памяти моей граф Визапур как тут».

Старший сын Александр Александрович Порюс-Визапурский по окончании Школы гвардейских подпрапорщиков 6 января 1826 года был зачислен в л.-гв. Преображенский полк. В составе л.-гв. Сводного полка прапорщик А.А. Порюс-Визапурский принимал участие в русско-иранской войне (в январе 1828 года — кавалер ордена Св. Анны 4-й степени).

В марте 1828 года преображенцами стали братья Лев и Иван, также окончившие Школу гвардейских подпрапорщиков. В мае того же года «Высочайшим повелением» княжеский титул передавался старшему в роде — Александру, в 1831-м оставшемуся единственным в мужской линии (Лев и Иван, прапорщики л.-гв. Преображенского полка, умерли от холеры в польском походе).

Князь А.А. Порюс-Визапурский на военном и гражданском поприщах дослужился до «статского советника». Прекрасно владея французским, «весьма удачно», по мнению театрального летописца А. Вольфа, перевел в тридцатые годы две пьесы модного и плодовитого француза О.-Э. Скриба — «Отцовское проклятие» и «Поступок», не один сезон игравшиеся на сцене Александринского театра.

Его мать — Надежда Александровна (в августе 1847 года утверждена в княжеском достоинстве) — была владелицей в Ямбургском уезде С.-Петербургской губернии мызы Шадырицы, деревень Неревицы, Рагулово, Волпи, Морозово, Курско тож — числом жителей (то есть крепостных): «мужеска пола» — 280 и «женска пола» — 308.

Сын Александр, облеченный доверием ямбургского дворянства, представлял уезд (избирался депутатом) в губернском депутатском собрании, ведавшем составлением «родословной книги».

Кажется, тогда, в сороковые годы, в уезде появилось семейство Врангелей, глава которого, барон Егор Ермолаевич, с середины пятидесятых годов избирался предводителем дворянства. Его младший сын — барон Николай Врангель (праправнук «арапа Петра Великого» и отец «черного барона», родился в 1847 году) — не забыл в своих мемуарах «полурусского соседа», холостяка, оставшегося после смерти княгини-матери (в 1857 году) последним представителем рода Порюс-Визапурских в России:

«…Этого нашего соседа я часто встречал у других помещиков, у нас он не бывал, так как пользовался дурною славою и отец его знать не хотел…»

В июле 1865 года в «Иллюстрированной газете» был опубликован некролог о смерти «в своем имении потомка древних индийских раджей».

«…Отец хотел купить его имение, которое было назначено в продажу, — вспоминал барон Н.Е. Врангель, — и мы поехали его смотреть.

Большого барского дома в нем не было, а только несколько очень красивых маленьких домов, все в разных стилях. Помню турецкую мечеть и какую-то не то индийскую, не то китайскую пагоду. Кругом — дивный сад с канавами, прудами, переполненный цветниками и статуями. Только когда мы там были, статуй уже не было, остались одни их подставки.

В этих домах… жили жены и дочери его крепостных, взятые им насильно в любовницы, одетые в подходящие к стилю дома костюмы, где китайками, где турчанками. Он тоже, то в костюме мандарина, то — маши, обитал то в одном доме, то в другом.

Бывший управляющий …объяснил нам причину отсутствия самих статуй. Они работали в полях. Статуями прежде служили голые живые люди, мужчины и женщины, покрашенные в белую краску. Они, когда (князь) гулял в саду, часами должны были стоять в своих позах, и горе той или тому, кто пошевелится.

Смерть (князя) была столь же фантастична, как он сам был фантаст. Однажды он проходил мимо Венеры и Геркулеса, обе статуи соскочили со своих пьедесталов, Венера бросила ему соль в глаза, а Геркулес своею дубиною раскроил ему череп.

Обеих статуй судили и приговорили к кнуту. Венера от казни умерла, Геркулес ее выдержал и был сослан в каторгу…»

P.S. «…От одной только и то случайно выпущенной из Хреновского завода жеребой от Холстомера кобылы родился Старый-Атласный, который и стал родоначальником всего частного коннозаводства…» (Я.И. Бутович. «О повести «Холстомер» и об иллюстрациях к ней» / «Прометей». Т. 12. М., 1980).

P.P.S. «… — Визапурша от Визапура, 1871 серая кобыла;
- Воздушный от Визапура, 1869 серый жеребец;
- Внук от Визапура, 1871 серый жеребец. Продан Фанъюту 1873…» («Алфавит лошадей» / Н.Лодыгин. «Рысистые заводы в России». Т. 1. «Заводы Тамбовской губернии». Вып. 1. М., 1874).

Аркадий Мурашев



См. также:
Преимущества онлайн-казино
Как заработать на игровых автоматах
Несколько советов по выбору интернет-казино
Как найти надежное интернет-казино
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
На нашем сайте виза в китай недорого по низким ценам. Точно в срок.
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное
заказать алкоголь в Самаре Таким образом, не нарушая закон, мы удовлетворяем желания наших клиентов и помогаем продолжить веселье. Ассортимент предлагаемой продукции представлен на сайте в соответствующих разделах. Мы можем предложить не только крепкие напитки, но и слабоалкогольные, такие как вино, шампанское и пиво, а так же безалкогольные.

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005