Методические материалы, статьи

Пушкин и Гончаровы

«В этих местах не раз бывал Пушкин. Он приезжал сюда, в глушь калужских лесов, на зеленые берега реки Суходрев, где работала бумажная фабрика, принадлежавшая деду Натальи Николаевны, в девичестве Гончаровой. Тяжелые кресла, обитые голубоватым атласом, секретеры красного дерева, картины в широких золотых рамах не умеют рассказывать о прошлом, но они будят память. Они напоминают нам о стихах Пушкина, написанных в имении Гончаровых, о его письмах к жене, в которых он мечтал покинуть Петербург и навсегда поселиться в Полотняном…», — так пишет наш современник, побывав в этих дорогих нам местах. До сих пор стоят здесь приземистые корпуса со стенами крепостной толщины и тяжелыми, низкими сводами…

Фамилия Гончаровых навсегда связана с именем Пушкина — Наталья Николаевна, жена, красавица, муза вдохновенья. С ней — все самое счастливое и прекрасное, но и — самое трудное и мучительное. Она — ближайший к Пушкину и любимейший им человек, вызывает огромный интерес исследователей и, несмотря на это, остается нам почти незнакомой — замкнутой и молчаливой. Каждое новое свидетельство, документ, связанные с ней или ее семьей, встречаются исследователями-пушкинистами с огромным интересом и надеждой — по крупицам собирается знание. И главный помощник в этом — архив.

Архив Гончаровых

У каждого архивного фонда, как и у человека, есть свой паспорт, где фиксируется его путь с тех пор, как он попал на хранение. Тщательно подшитые бумаги могут рассказать очень много — кто был основателем рода, если это родовой архив, какими поместьями владели его потомки, где служили, кого брали в жены, кто был в милости у государя, а кого сослали за провинности, и многое, многое другое.

Страницы родового архива Гончаровых пожелтели: он был вывезен из Полотняного Завода в Губернский архив города Калуги в 1922 году и помещен в местное хранилище Калужского губернского архивного бюро. В том же году бумаги Гончаровых описали, а некоторые документы, где упоминалось имя А.С. Пушкина, срочно истребовали в Москву: в 1923 году была увезена записная книжка старшего брата Натальи Николаевны, Дмитрия, там упоминался Пушкин в связи с какой-то покупкой. Остальные дела также стали готовить к отправке в Москву, но тут выяснилось, что во время перемещения из одного калужского хранилища в другое архив Гончаровых «пришел в беспорядочное состояние… ярлыков на многих вязках не оказалось, дела были перемешаны, описи при них не было, картонажей (трубочек), в которых хранились планы, тоже уже не было». Оказалось также, что часть писем Гончаровых ранее была передана в исторический отдел областного музея Калуги (кстати, не туда ли были отправлены и письма Натальи Николаевны к Пушкину, которые не найдены до сих пор?). Но все-таки, спустя несколько лет, в 1927 году вязки и картонки с фондом Гончаровых прибыли в Москву на Большую Пироговскую улицу, где в старинном здании, специально построенном в 1886 году для хранения архивных дел, они находятся и сейчас — в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА).

О том, что часть документов, к большому сожалению, была утрачена еще в Калуге, свидетельствует и акт ревизии 1938 года: многие документы были в плохом состоянии, некоторые уничтожены как макулатура (например, фабричные ведомости).

В тридцатые годы документы из архива Гончаровых появились в антикварных магазинах и благодаря ученым-пушкинистам некоторые из них попали в Литературный музей, а после его закрытия — в архив.

И таким образом в архив попали весьма ценные материалы. Д.Д. Благой в 1934 году купил в магазине «Советский писатель» на улице Горького 29 писем и вензеля Гончаровых; Д.Г. Воронцов из города Перемышля предложил в 1936 году приобрести у него архив А.Н. Гончарова (письма, воспоминания, печатные издания), а В.В.Новицкий — купчие Гончаровых на различные земли, патенты. Еще в 1928 году Д.В. Разломин из Твери прислал письма Дмитрия Николаевича Гончарова к жене и детям, а уже совсем недавно потомки семьи передали три альбома фотографий XIX-XX веков, четыре акварели и почетные грамоты.

В 1938 году А.И. Набатов разыскал на Полотняном Заводе оставленные там рукописи, письма, газеты и план дома Гончаровых. В этом же году Лебедева из Калуги предложила письма Н.Н. Пушкиной Д.Н. Гончарову и копии расписок в получении денег трех сестер Гончаровых.

Но самое ценное приобретение было сделано архивом в 1943 году, когда в голодные военные годы правнучка Натальи Николаевны Татьяна Дмитриевна Гончарова вынуждена была расстаться с фамильными бумагами. От нее в архив поступил парадный герб Гончаровых на пергамене и другие документы, подтверждающие дворянство рода Гончаровых. Таким образом, основной фонд Гончаровых довольно значительно пополнился покупками и пожертвованиями от частных лиц.

В фонде Гончаровых были и два подлинных письма А.С. Пушкина к жене, которые, как и многие другие документы из архива, были переданы на постоянное хранение в Государственный музей А.С. Пушкина в Петербурге.

Но и сегодня в нашем архиве в Москве в фонде Гончаровых хранятся тысячи дел, и почти каждое из них по-своему интересно не только специалисту, но и просто любопытному читателю. Однако речь пойдет о наиболее ценных вещах, раритетах.

Герб Гончаровых

Парадные гербы Пушкиных и Гончаровых
История семьи Гончаровых тесно связана со старинным городом Калугой, где Гончаровы были известны как горшечники и имели небольшую гончарную лавку. Потомок этих горшечников Афанасий Абрамович Гончаров нажил огромное состояние. Наряду с фабриками и заводами у него было семьдесят пять вотчин. Парусные полотна его фабрики имели большой спрос не только в России, но и за рубежом. Петр I, создававший в те времена русский флот, ценил предпринимательскую деятельность Гончарова и всячески ему покровительствовал. Императрица Елизавета Петровна пожаловала ему чин коллежского асессора, дававший право на потомственное дворянство. В 1789 году Екатерина II подтвердила это право специальным указом, выданным уже внуку Афанасия Абрамовича, Афанасию Николаевичу, деду Натальи Николаевны.

Парадные гербы Пушкиных и Гончаровых
Жалованная грамота Гончаровым на дворянское достоинство и о пожаловании дворянского герба от 20 октября 1780 года, богато оформленная, с вислой печатью в позолоченно-серебряном ковчеге, также хранится в РГАДА. Вот как описан герб Гончаровых в «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской империи»: «Щит разделен горизонтально на две части, из коих в верхней в голубом поле изображена серебряная Звезда шестиугольная; в нижней части в красном поле серебряная же Шпага, перпендикулярно остроконечием обращенная вниз. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом со страусовыми перьями. Намет на щите голубой, подложенный серебром.

Афанасий Гончаров за размножение и заведение парусных и бумажных фабрик в 1744-м году пожалован коллежским асессором. Сын его Николай Гончаров в 1777-м из воинской службы отставлен майором, а внук Афанасий Николаев сын Гончаров в службу вступил в 1770-м году, а в 1786-м произведен надворным советником и, находясь в сем чине, 1789-го года октября во 2-й день пожалован на дворянское достоинство дипломом. Все сие выписано из копии с помянутаго диплома».

Прочитанные письма

Можно ли сделать открытие в архиве Гончаровых и найти неизвестный автограф А.С. Пушкина? Кажется, что это невероятно в наше время, когда десятки исследователей уже тщательно просмотрели — просеяли, протрясли, только что не обнюхали — большинство дел фонда. И все же такие находки случаются. И счастливцы — два московских исследователя, супруги Ирина Михайловна Ободовская и Михаил Алексеевич Дементьев. Я хорошо помню взволнованный рассказ Ободовской о сенсационном событии — в хозяйственных делах за 1840-е годы (дела после смерти А.С. Пушкина не пользовались вниманием ученых) был обнаружен автограф поэта. Это — двойной листок без подписи, но Ирина Михайловна знала почерк Пушкина прекрасно, также прекрасно она владела и французским языком. «Миша, дай мне валидол, — прошептала она, — это, кажется, рука А.С. Пушкина!»

Директор архива в те семидесятые годы М.И. Автократова быстро оценила находку, и письмо было положено в сейф. Письмо датируется исследователями концом мая — началом июня 1833 года. В это время «Пушкин видится со своим московским знакомым князем В.С. Голицыным, приехавшим в Петербург, — пишет другая исследовательница, Стелла Абрамович. — По просьбе Д.Н. Гончарова поэт говорит с ним о возможности сделать у него крупный заем в размере 30 — 40 тысяч рублей (деньги эти были необходимы Дмитрию Николаевичу, чтобы распутаться с долгами покойного дедушки и наладить дела в Полотняном Заводе)».

После этой встречи Пушкин и пишет Д.Н. Гончарову, рассказывая о материальных затруднениях своей семьи и о стремлении обеспечить будущее детей: «Семья моя увеличивается, служба вынуждает меня жить в Петербурге, расходы идут своим чередом, и так как я не считал возможным ограничить их в первый год своей женитьбы, долги также увеличились. Я знаю, что в настоящее время вы не можете ничего сделать для нас, имея на руках сильно расстроенное состояние, долги и содержание целого семейства, но если бы Наталья Ивановна была так добра сделать что-либо для Наташи, как бы мало то ни было, это было бы для нас большой помощью. Вам известно, что зная о ее постоянно стесненных обстоятельствах, я никогда не докучал ей просьбами, но необходимость и даже долг меня к тому вынуждают, — так как, конечно, не ради себя, а только ради Наташи и наших детей я думаю о будущем. Я не богат, а мои теперешние занятия мешают мне посвятить себя литературным трудам, которые давали мне средства к жизни. Если я умру, моя жена окажется на улице, а дети в нищете. Все это печально и приводит меня в уныние». Несомненно, что письмо А.С. Пушкина Д.Н. Гончарову — самая уникальная находка за последнее время.

В РГАДА хранятся письма сестер Гончаровых, которые также в основном были опубликованы И.М. Ободовской и М.А. Дементьевым. Письма раскрывают перед нами совершенно новые душевные качества Натальи Николаевны Пушкиной: ее, несмотря на молодость, заботу о семье, родных, об издательских делах мужа, в которые, как становится известно из писем, она была полностью посвящена.

Первые письма относятся к 1833 году, когда материальное положение Пушкиных ухудшилось и Наталья Николаевна вынуждена была обращаться к брату Дмитрию Николаевичу. Одно из писем она написала вскоре после рождения дочери Натальи (23 мая 1836). К этому времени у Пушкина было долгов около 77 тысяч рублей. Обеспокоенная этим, Наталья Николаевна решилась более настойчиво просить у брата увеличения содержания: «Теперь я хочу немного поговорить с тобой о моих личных делах. Ты знаешь, что пока я могла обойтись без помощи из дома, я это делала, но сейчас положение таково, что я считаю даже своим долгом помочь моему мужу в том затруднительном положении, в котором он находится; несправедливо, чтобы вся тяжесть содержания моей большой семьи падала на него одного, вот почему я вынуждена, дорогой брат, прибегнуть к твоей доброте и великодушному сердцу, чтобы умолять тебя назначить мне с помощью матери содержание, равное тому, какое получают сестры, и, если это возможно, чтобы я начала получать его до января, то есть с будущего месяца. Я тебе откровенно признаюсь, что мы в таком бедственном положении, что бывают дни, когда я не знаю, как вести дом, голова у меня идет кругом».

Среди этих милых родственных, хотя и полных забот, писем у Гончаровых хранилось письмо Дантеса к императору Николаю I от 1 мая 1851 года. Оно свидетельствует о том, что и после смерти его жены, Екатерины Николаевны Гончаровой, продолжались со стороны Геккернов многолетние требования денег на содержание детей — наглые требования богатых людей к обедневшим Гончаровым…

А начались эти притязания давно. 22 сентября 1843 года Екатерина Дантес наконец родила долгожданного сына, стоившего ей жизни. Дмитрий Николаевич Гончаров, получив это печальное известие, видимо, обещал помочь племянникам. Об этом говорится в письме Дантеса к нему от 22 декабря 1843 года: «Благодарю вас также, добрый брат, за письмо, которое вы написали барону Геккерну, из него я имел счастье узнать, что вы горячо принимаете к сердцу интересы детей вашей сестры, и я надеюсь, что вы будете иметь возможность сдержать свои обещания, сделанные таким приятным образом». Об этом же хлопочет Луи Геккерн, который в письме к Д.Н. Гончарову умоляет его не дать ему «изнемогать под тяжестью расходов на содержание и воспитание бедных маленьких сирот». Но на этом вымогательства и просьбы не кончаются. В 1848 году Дантес возбуждает против Гончаровых судебный процесс, требуя ликвидации задолженности и доли имущества после смерти тещи, она умерла в том же году. Более того, по этому же поводу он обращается за помощью к Николаю 11 мая 1851 года! Император письмо прочел, об этом свидетельствует его резолюция. Просьба Дантеса была отослана к генерал-адъютанту графу Орлову «для принятия возможных мер, чтобы склонить братьев Гончаровых к миролюбивому с ним соглашению».

Трудно удержаться от гнева в адрес этой роковой для России семьи. Долго она еще «нависает» своей мрачной и грязной тенью, напоминая о себе то в виде одного, то другого.

Светлана Долгова

ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
Бесплатный просмотр аниме романтика
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное
ТАКСИ НЕДОРОГО taxinedorogo - +7 495 7777-125. Заказ такси он-лайн.

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005