Методические материалы, статьи

Штаб-квартира личности

Structura obscura, functiones
obscuriores, morbi obscurissimi

Навигационная модель мозга


Человека отличает необыкновенно развитый головной мозг, это видовая его черта. Мы прекрасно знаем, что это орган мысли. Однако во времена Аристотеля считали, что он предназначен для охлаждения крови: «Орган, умеряющий теплоту и кипение в сердце». Долгое время мозг оставался непостижимой «структурой обскурой», и изучали его по принципу черного ящика: можно узнать лишь то, что на входе и на выходе, а не то, что внутри. В ХХ веке прогресс познания приподнял завесу тайны над механизмами мозга. Несмотря на это, ориентация в его устройстве осталась уделом профессионалов, ведь перед нами — самая сложная биологическая конструкция. Начав изучать анатомию мозга, я чувствовал себя Улиссом в морском лабиринте: Харибдой был гиппокамп, а Сциллой — хвостатое ядро… Оказалось, что понять этот лабиринт гораздо легче, если взглянуть на него через призму эволюции.

Когда-то мозг был никаким не «органом высокой мысли», а всего лишь устройством для обслуживания двигательного аппарата. Чемпионы по плаванию — хордовые — обзавелись и улучшенной нервной системой. Во-первых, для быстрой реакции потребовалась ее компактность, поэтому разрозненная сеть нервных узлов уплотнилась в виде трубки. Во-вторых, в передней части тела образовался «командно-наблюдательный пост», который собирал информацию по ходу движения. Для приема информации с этого поста в начале нервной трубки появились мощные разрастания — будущий головной мозг. Первое разрастание (передний мозг) обслуживало обоняние, второе (средний мозг) — зрение, а третье (ромбовидный мозг) получало сигналы от органов равновесия, слуха и боковой линии.

Так образовались три главных «навигатора» — химический, световой и вибрационный, которые управляли маневрами предков позвоночных в кембрийском море.

Нос в чине тайного советника


Итак, задача будущего «органа мысли» сводилась к тому, чтобы быстро сопоставить данные всех навигаторов и прийти к единственно верному решению — куда двигаться. Этим занимались специальные ассоциативные центры. У амфибий и рептилий они сформировались в зрительных холмиках среднего мозга, то есть главное решение принимал зрительный навигатор. У зверей они переместились выше — в обонятельный мозг. Почему? Предки млекопитающих были ночными, роющими и плотоядными существами. При таком образе жизни самую важную информацию им давало обоняние. Нос предупреждал о надвигающейся опасности и подсказывал, где спрятана добыча. Поэтому его сигналы стали главенствовать при принятии решения. Таким образом, полушария мозга, где размещается наше «я», когда-то принадлежали «главному советнику» — обонятельному навигатору.

Однако с тех пор утекло много воды. Приматы стали вести древесный образ жизни, и роль «главного советника» у них перешла к зрению. Хотя следы былой влиятельности носа сохранились даже у человека. Это, например, очень прочная обонятельная память, способная воскресить острые эмоциональные переживания. Тем не менее на пути к человеку значение химической лаборатории носа ослабело, его чин упал, а едва ли не основной функцией стало «украшательство лица» (точнее, участие в визуальном отборе) — все как в финале гоголевской повести.

В дальнейшем древняя обонятельная кора стала вытесняться более молодой корой (неокортексом) — полагают, что в этом суть усложнения мозга у млекопитающих. У человека неокортекс занял целых 96 процентов поверхности полушарий. Под его напором старая кора спряталась в извилину гиппокампа, в основном отвечающего за эмоции. Связь между нюхом и эмоциями сохранилась и используется нами в парфюмерии или, скажем, в любовной ворожбе.

Вместо обонятельной, в коре полушарий человека стала доминировать зрительная информация. Зрение лежит в основе не только нашей ориентации, но и мышления, познания, представлений о мире, поэтому мы располагаем «мировоззрением», а крот сохраняет, наверное, древнее «мирообоняние«… Кстати, в ХХ веке было сделано удивительное открытие: зрительные сигналы попадают в затылочную кору полушарий — в общем, выходит, что человек «переживает носом, думает через глаза и видит затылком».

Порядок из хаоса


В неокортексе лежат высшие ассоциативные центры, реализующие мышление. Мысль, воплощая порядок, рождается из великого беспорядка. Фактически это сгущение вероятностей в броуновском хаосе. Что на самом деле скрывается за понятием «нервный сигнал»? Ионные вихри, возникающие на мембране посреди беспорядочной молекулярной бомбардировки. Приборы регистрируют их, как пики, перепады напряжения (видели бы вы, сколько нужно возни, чтобы осциллограф наконец показал нечто похожее). Но только в контексте звучания целой нейронной сети эти «вихри» приобретают смысл — становятся информацией. Строение сети также ничуть не напоминает порядок. Она формируется очень приблизительно — из хаотического сплетения клеток эмбриона, когда нерабочие нейроны гибнут, а оставшиеся перестраивают свои контакты в ходе постоянной «проверки связи».

За счет чего же возникает «порядок мысли»? Во-первых, за счет огромного ресурса элементов — мозг содержит около 1011 нейронов, образующих 1015 синапсов. Их работа напоминает те случаи, когда попадание в цель достигается залпом картечи или когда сто муравьев волокут одну гусеницу: даже при том, что два десятка незаметно тащат в обратную сторону, гусеница все же попадает в муравейник. Во-вторых, мозг «живет» — в нем постоянно идут процессы самонастройки, изменения кодов и символов, установок и мотиваций. Лишь постепенно сознание выстраивает из жужжащего и цветного беспорядка удобную для себя картину мира.

Из-за этой множественности и «живости» мозг способен довольно быстро находить ответы — информация в нем течет неспешно, но через миллионы параллелей одновременно и по гибкой программе. В компьютере все наоборот: информация пропускается стремительно, но через единичные пути и по неизменной программе.

Работе мозга помогает важный принцип: чтобы сделать связь короче и эффективнее, нейроны объединяются в скопления, среди которых различают три вида. Первые, сетевидные формации оказывают общее и долговременное влияние, например, вызывая состояние сна. Погружение в сон — не пассивный, а активный процесс. В уставшем (или скучающем, скажем, от чтения этой статьи) мозге возбуждается сетевидная формация и властно отключает сознание — человек начинает неудержимо зевать и «клевать носом». Второй вид скоплений — ядра, они способны быстро и координированно отсылать сигнал к группе органов-исполнителей. Наконец, третий вид — кора — специально приспособлен к приему сигналов, «распластывая» и сравнивая их на своих проекционных полях. Однако кора никогда не снисходит до прямого управления мышцами, она лишь отдает команды «низшим руководителям» — ядрам. Дело в том, что по своему происхождению кора целиком относится к принимающим отделам нервной трубки и попросту не имеет прямых моторных выходов.

Штаб мозга — кора


Когда-то у предков позвоночных — «субмарин» древнего моря — в передних отделах мозга размещался никакой не штаб, а скромные химический и световой навигаторы. Они играли «вторую скрипку», дополняя информацией главный, вибрационный навигатор. Только он мог отдавать непосредственные команды мышцам и органам. Этот план строения сохранился и у нас: моторные ядра залегают не выше ствола мозга. Власть этих «ротных командиров» велика, от них зависит рефлекторная деятельность всего тела. Но все же иногда они подчиняются приказам сверху. Ибо когда животные вышли на сушу, стала возрастать роль верхних, надстволовых отделов. Здесь появились большие проекционные поля, а у человека одно из них стало прямо-таки гигантским — это кора полушарий, которая захватила весь контроль над информацией. Впрочем, способности управлять непроизвольными функциями кора не приобрела, это как бы ниже ее достоинства. Но, как утверждают йоги, при должной тренировке можно научиться сознательно (то есть через кору) влиять на работу сердца, пищеварительных органов, сосудов, сознательно управлять своим оздоровлением.

«Экраны» коры имеют огромную мощность: на ее площадях (это примерно полуметровый квадрат) плотность нейронов достигает 105 нейронов на один квадратный миллиметр. Такой простор стал развиваться у предков людей для обслуживания мощного зрения, слуха, а также чувствительной кисти. Кстати, манипулятор, подобный кисти, есть еще у слонов (хобот) и американских обезьянок (хвост), и у них также возрастает площадь коры. Еще одни звери обладают большой складчатой корой — дельфины. Здесь она нужна для распознавания картин электро- и эхолокации, а также для управления массой подкожных мышц и осязания турбулентных потоков при быстром плавании. Почему у человека разрослась не только кора анализаторов, но и «пустые» участки, в конце концов принявшие на себя ассоциативные функции? Одна из причин в том, что в ходе эволюции проще задать рост большого отдела, чем конкретного участка. Поэтому появляется излишек площади, который и становится «полем для размышлений».

Впрочем, стоит ли так долго говорить о структурах? Не лучше ли перейти к функциям и их эволюционному смыслу?

Личность, как встроенные часы


Именно в коре полушарий и пребывает Личность. Кажется, что в нас заключено нечто цельное и одушевленное, что сигналы от органов чувств проецируются на каком-то внутреннем экране и кто-то смотрит на этот экран, управляя восприятием и сознанием. Но что же это за гомункулус, который смотрит на «экран сознания»? Раньше пользовались удобным постулатом Души — она делает человека разумным и контролирует его поступки. Потом оказалось, что и душа, и личность, и разум приходят в негодность именно при поломках мозга.

На самом деле, иллюзия сознательного контроля возникает в результате постоянного сравнения: сигналы разных органов чувств сопоставляются между собой и с памятью. Каждое мгновение проекция восприятия сравнивается с предыдущими. По существу, сознание — это сверхмощный анализатор Времени.

Мы уже обсуждали (см. #7-8 «Знание — сила» за 1999 год), что стратегия выживания в царстве животных — это освоение Времени, борьба за то, чтобы успеть… Этой задаче подчинены все органы чувств — их можно считать каналами восприятия времени, поскольку они улавливают изменения, а не состояния. Даже зрение. Увидеть что-либо нам позволяют не столько глаза, сколько мозг — он конструирует цельную картину из сотен крохотных «мгновенных фотографий», получаемых, пока зрачок движется вдоль объекта. Достаточно остановить это движение, и мы перестанем видеть. Создавая зрительную картину, мозг активно пользуется штампами и привычками, достраивая «белые пятна». Таким образом, мы не столько видим, сколько помним и воображаем. Штампы восприятия накапливаются в течение жизни, особенно во время обучения, образуя как бы библиотеку памяти. Все, что не удается сравнить с ее образцами, игнорируется как непонятный шум. В затылочной коре есть, например, обширная «зона узнавания лиц». Такая зона часто развита и у социальных животных, для которых важно различать сородичей. Благодаря ей, мы узнаем лицо даже в необычном ракурсе или на карикатуре — если в нашей внутренней «галерее» есть образец. Если же его нет, чужое лицо останется незамеченным и смешается с толпой.

Для нашего восприятия информацию несет нарушение временного однообразия, пик на линии. Однообразный сигнал перестает быть значимым, возникает привыкание, это уже не информация. Кстати, самый чуткий орган восприятия времени — слух. С его помощью мы регистрируем миллисекунды, например тончайшие изменения тембра, это ведь ритмы биения молекул воздуха, длящиеся сотые и тысячные доли секунды. Мы легко обнаруживаем, что магнитофон «тянет» ленту, что музыкант фальшивит, что рисунок песни изменился, мы можем запомнить целую симфонию — по сути, все это временные показатели.

Итак, эволюция контроля над Временем увенчалась наилучшими «встроенными часами» — человеческим сознанием с мощной памятью, со способностью к прогнозу и программированию, это и есть суть хитроумия нашего мозга.

Философ Н. Клягин утверждает, что настоящее «сознание» появилось у человека совсем недавно, на этапе цивилизации. Его особенность — постоянный вербальный диалог, звучащий в голове. Мы все время разговариваем сами с собой — осуждаем, хвалим, рекомендуем, вспоминаем… И тем самым пестуем свою Личность. Причем дети и люди с первобытной культурой склонны вести этот разговор вслух, а замкнутый цивилизованный человек переносит его внутрь. Это даже скорее не диалог, а монолог: левое полушарие, имеющее речедвигательные центры, увещевает правое. Случалось ли нам поймать себя на подобном самовоспитании? На содержание «дискуссионного клуба» в голове тратится немало энергии. Поэтому восточные учения советуют приглушать внутренний монолог во время медитации: слова и образы уносятся, как облака, а сознание превращается в чистый лист бумаги.

Компьютер — замена мозга?


Многие ученые убеждены, что возникновение человеческого мозга — закономерный итог эволюции. Ведь такое устройство делает его обладателя сверхконкурентом. Действительно, среди «анализаторов Времени» наш мозг ближе всего к универсальной информационной машине. Но он отличается от мыслящих механизмов в главном: мозг живой.

Изобретение ЭВМ, с одной стороны, подтверждает силу человека, а с другой — угрожает его самооценке. Дело в том, что компьютер продемонстрировал качества, на которые раньше претендовал один Homo sapiens (и мифические существа): он активно действует, думает, чувствует, созидает… Это удар по нашему самолюбию. Была попытка его отразить: человек, мол, обладает свободой воли, а машина — нет. Однако в определенной степени и сам человек запрограммирован и не свободен. Можно сказать, что у каждого из нас в голове установлен «Пентиум» (тогда как в мозгу питекантропа стоял, скажем, 286Х), а на диске — одна из последних Windows (это цивилизованная картина мира, стандартное образование, общий язык), в файлах которой помещаются строгие законы и предписания… Признание несвободы путем такого сравнения нам не слишком приятно. Ведь тогда напрашивается вывод: пройдет еще сколько-то лет, и компьютер станет свободнее человека! Время от времени в обществе прокатываются волны паники: не завоюют ли машины мировое господство?

Здесь-то и помогает дать успокаивающий ответ «живость» мозга. Компьютеры лишены трех главных качеств жизни: самосохранения, самовоспроизводства, саморазвития, которые выпекались в горниле эволюции миллиарды лет. Эти стратегии заставляют наш мозг быть эмоциональным, хитрым, подозрительным, капризным… Если заложить стратегии жизни в умные машины, возможно, станет реальностью война «терминаторов» против людей. Но пока это фантастика. Хотя, по сути, бескровная экспансия уже произошла — жизнеобеспечение все сильнее зависит от электронных машин. Долго ли заставит ждать очередной «компьютерный апокалипсис»?

Люди обеспокоены прогрессом электроники, но чаще всего это напоминает именно уязвленное самолюбие. Компьютер, мол, лучше человека считает, играет в шахматы, даже разговаривает и острит… Однако давно уже никого не пугает, что другие механизмы значительно перешагнули предел человеческих сил. Что большинство профессий — это служба машинам. Опасность не в том, что машина заменит наш мозг и нас самих — человек никогда не отдаст ей своей «живости», своего биологического эгоизма. Опасность (помимо возрастающей зависимости от машин) несет информационная революция, стремительно изменяющая мировоззрение, этику и жизненные ценности.

Уже сегодня эволюция de facto переходит из органического мира в мир техно- и ноосферы. Машины наступают: каждый день на Земле исчезают несколько видов живого, взамен появляются сотни видов новых машин. Человечество спохватилось — лучше поздно, чем никогда — и стало перестраивать свой анализатор Времени на новый ритм: был создан культ Будущего, эпохи Потомков. Раньше люди вовсе не думали о будущем, а поклонялись Прошлому, эпохе Первопредков. На детей внимания не обращали, их приносили в жертву, к их смерти относились с равнодушным облегчением: «Бог дал — Бог взял». В ХХ веке все изменилось диаметрально: стали гораздо больше любить детей и принадлежащий им завтрашний день. Культ Будущего — прекрасное изобретение на пути к преодолению экологического кризиса. Он также помогает, словно пилюля, против установки «мир катится к закату». Одна из форм культа Будущего — стратегия устойчивого развития, которую хорошо выражает формула: «Вправе ли мы растрачивать ресурсы, принадлежащие будущим поколениям»?

Вместе с тем эволюция техносферы становится все более независимой от органического носителя — человека. В мире информации давно зародились собственные «формы жизни» — компьютерные вирусы, способные неплохо цепляться за жизнь. Вполне возможно, что они станут основой новой эволюции — электронной, которая вступит в конкуренцию с органическим миром.

Впрочем, футурология — не мой предмет: настоящий антрополог предпочитает заглядывать в прошлое, да поглубже. Там обнаруживается прецедент «вирусного вмешательства»: когда-то не электронные, а органические вирусы — «одичавшие гены» — стремительно ускорили бег эволюции, в том числе развитие человеческого тела и мозга. То есть виноваты были не только мутации и отбор. Возможно, именно вирусы задали в геноме приматов замедленное взросление, укорочение рук и рост мозга — таинственные пути, ведущие к человеку. Но какие же хакеры их сконструировали? Как ни странно, среди биологов много скрытых креационистов, которые полагают, что эволюция двигалась не без вмешательства Высшей воли.

Когда невероятное стало реальным


Раньше я полагал, что в креационизм бегут из-за невежества. Но оказалось, что ученые вкладывают сюда более глубокий смысл, нежели обыденное понимание «акта творения». Высшую волю усматривают не в том, что некий Демиург корпел над селекцией башковитых Homo или раскраской крыльев бабочки, а в том, что произошло совпадение целой череды уникальных событий. Невероятное стало реальным. Невероятны сами по себе Большой взрыв, расцвет млекопитающих и неолитическая революция. Невероятно то, что за последний миллион лет мозг человека увеличился почти вдвое, возрастая примерно на два процента за тысячу поколений, что говорит о действии мощных селективных сил. Объяснить этот скачок весьма непросто. Его начало не совпадает с какими-то коренными изменениями в обстановке. К тому моменту гоминиды уже целых три миллиона лет ходили на двух ногах, хорошо приспособились к тяготам ледникового периода и стали многочисленной группой самых хитрых существ на планете, потеснивших многих конкурентов.

Дальнейшее развитие мозга не только не требовалось, но и порождало серьезные проблемы: этот переросший орган забирал пятую часть ресурсов тела — его было крайне трудно «прокормить» во время вынашивания плода, вскармливания грудью, переживания голодных сезонов. Кроме того, он нуждался в продлении детства, беспомощного «часа ученичества». Большая голова увеличивала риск смерти во время родов.

Но все же сверхразвитие мозга произошло и не под влиянием какой-либо одной «чудесной» причины. Множество уникальных факторов объединилось в розу ветров, выдувающую селекцию мозга, — это и родственная конкуренция, и конфликты-войны, смешение и гетерозис, нарастание хищничества, половой и социальный отбор, вирусные инфекции, мутагенное влияние геологической и космической среды… Однако никак не прямая высадка инопланетян — тогда процесс не затянулся бы на миллион лет.

Невероятно возникнув, человек и сам стал «мастером невозможного». Какова вероятность возникновения телевизора во Вселенной? Ноль. Однако в ней ежегодно возникают миллионы телевизоров. С помощью разума и рук люди стали осуществлять такие события, которые никогда бы не произошли вне антропосферы. Но такое притяжение событий все-таки опосредованно. Неудовлетворенный этим, человек захотел воздействовать на них прямиком. Для этого была создана особая форма культуры — ритуально-мистическая. Ее влияние на феномен человека огромно.

Немного схоластики


Что сообщит читателю эта статья? Мозг — компьютер движения. Сознание — анализатор времени. А личность… — виртуальный орган колдовства! За такие теории меня, пожалуй, выгонят из университета.

Однако невозможно «выгнать» из истории человека тысячи сакральных персонажей, идолов и богов. Факт остается фактом — они населяют картину мира всех народов на Земле.

Для чего когда-то людям понадобилась эта армия? С какой целью магические объекты «изобрели», держали в хозяйстве и даже кормили собственной кровью? Строили для них храмы и катакомбы? Почему этому не просто посвящали «деятельность», а тратили колоссальные усилия и затраты, совершенно не оправданные с точки зрения чистой экологии? Есть такой ответ: если каменными отщепами древний человек добывал пищу и одежду, а тетивою — огонь, то с помощью идолов он магическим путем управлял случайными событиями.

Странные совпадения происходили с каждым. Опыт подсказывает нам, что человек способен добиться того, чтобы очень маловероятное событие все же произошло — не только руками, но и сердцем. Нет особых причин отрицать магическую силу как одно из реальных свойств человеческого существа. Некоторые люди умеют притягивать нужный случай лучше, чем другие, когда, например, «вдруг» пойдет дождь или выздоровеет безнадежный больной. Или постигать, угадывать непознаваемое. В недавнем прошлом это было вполне нормальной профессией, приносившей некоторый доход. В Тибете в каждой деревне работал заклинатель погоды — чем он сильнее, тем скорее град уйдет на поля соседей. В Африке и в Австралии, на Руси и в Шотландии… Воздействие на причинность усиливается, если много людей концентрируют волю в одном направлении. Для такого объединения духовных сил и были созданы идолы и культы, молитвы и песнопения… Мистики утверждают, что когда волю концентрируют на сакральном идоле, в нем накапливается энергетическое тело (эгрегор). Удачные культы-долгожители породили могущественные эгрегоры, которые сильны до сих пор. А слабых развеял ветер времени.

Впрочем, это чистейшая метафизика, которую можно и не принимать всерьез. Однако существовало и вполне «физическое» влияние. В том, что мистика повернула историю рода людского, как раз нет никакой мистики. Ее действие не в колдовстве, а в самовнушении, в создании установок и идеологий, которые коренным образом изменяли представления и активность людей. На ее основе возникли такие явления, как пиротехнология (манипуляции с огнем, несомненно, культовой природы), зодчество, обработка камня и драгоценностей, вербальное мировоззрение (существенная часть языка отражает архетипы мифологического мышления). Культовую природу имело приручение животных, возделывание растений*, ведение войн. Культ лежал в основе первой (а может, и всех последующих) системы образования. Никого не удивляет, что когда-то все обучение детей сводилось к штудированию сакральных текстов или к постижению искусства иероглифики (дословно «священно вырезанного письма»). Если приглядеться, таким было и наше собственное детство. Наконец, без культа не возникла бы и сама цивилизация, то есть буквально «жизнь в городах», которые, что уже давно доказано, появились как храмовые комплексы.

А внесло ли свой вклад колдовство, так сказать, в чистом виде — как управление случайными событиями силою воли и ожидания? Можно ли именно этим объяснить невероятные, с точки зрения схоластики, эволюционные процессы? Будто некие мощные эгрегоры (или, иными словам, боги) вращали «колесо Фортуны», космическая рука передвигала ферзя на земной доске, и человечество менялось, рождалась Эллада и падала Атлантида? Предки пошли на двух ногах?

Трудно сказать. Мистика действует очень локально. Настоящая, архаическая магия уделяла внимание только частным нуждам, ее совершенно не заботили глобальные судьбы, успехи цивилизации и экологии, особенно такие явления, как, например, облегчение лицевого скелета в роду Homo или потеря кожного пигмента у населения приледниковых регионов. Она решала задачу гармонизации маленького человека в огромном мире: зайдя погостить в божественный дом, он должен соблюдать очень странные законы. Это требование век от века порождало ритуалы инфантицида, обрезания, металлургии, крестовых походов, рытья неведомых каналов, освоения целины, постройки «Титаника», табакокурения, столоверчения… Это не столько дикость, сколько феномены культуры, а точнее, самой жизни человеческой.

Иногда магия вроде бы помогает поймать удачу, но потом за это приходится платить провалом. Если же ее отбросить, соотношение добрых и злых событий остается почти таким же. Мистика боится статистики. Ее нет — и она есть. И человеку она вроде бы нужна, а вроде бы и нет. Вероятно, это просто часть его естества — не лучше, не хуже любой другой. Современный человек все реже применяет магию, а стал во сто крат более могущественным. Но он заметно скучает по своему Золотому веку и продолжает верить в чудо. Я часто задаю волшебникам анатомический вопрос: «Какой орган притягивает чудеса? Что надо нажимать?» Вряд ли это сердце. Или третий глаз. Нужна какая-нибудь особенно сложная структура, создающая завихрения в поле причинности. Способная вращать колесо Сансары. Быть может, это и есть мозг. Или структура эта является виртуальной и назвать ее можно Душой или Личностью… Виртуальный объект в физической штаб-квартире. То есть былое устройство для обслуживания мышц превратилось в сверхмощный анализатор Времени, а затем стало прямо воздействовать на причинность и уже ведет себя как личинка Создателя?

Кирилл Ефремов



См. также:
Конно-спортивный комплекс
Вулкан удачи ждет вас
Безопасность счета в интернет-казино
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное
Недвижимость в Праге Цены на недвижимость в столице зависят от многих факторов и варьируются не только от месторасположения, но и от года постройки объекта, его целевого назначения и прочих параметров. Так, например, недвижимость, сосредоточенная в центре Праги всегда пользуется высоким спросом, что обеспечивает ее достаточно высокую цену по сравнению с объектами недвижимости, расположенными в районах, отдаленных от центра. Это обусловлено особенностью территориального сращивания исторического...

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005