Методические материалы, статьи

В школе — все будущее России

В школе — все будущее России, и никакие жертвы, необходимые для ее устроения и подъема, не должны останавливать правительство, которое хочет блага страны и пожелает поднять свой авторитет.
Князь С.Н.Трубецкой, ректор Московского университета, 1905 год.

Многое, к счастью, зависит от нас

Трудно избавиться от мысли, что правителям всех времен свойственно желание держать интеллектуальную элиту России на коротком поводке, прикармливая кое-как, только чтобы она окончательно не погибла. Из университетов «выдавливали» науку изо всех сил, и созданный искусственно водораздел между высшей школой и наукой во многих отношениях оказался катастрофическим.

Пожалуй, только после победы в Великой Отечественной войне ученые разных направлений ощутили некоторую государственную поддержку. Но, увы, это длилось недолго. Экономические трудности, кажется, никогда не оставлявшие эту страну, после войны особенно громко заявили о себе, и интерес к фундаментальным исследованиям быстро угас. Послышалось знакомое: наука подождет, ничего с ней не случится!…

С этой печальной ноты и этих воспоминаний начался наш разговор с Владимиром Петровичем Скулачевым, академиком, ученым с мировым именем.

Став в 1952 году студентом биофака Московского университета, он уже ни на один день не изменил ему. Здесь защитил кандидатскую, затем докторскую. Его учителями были такие выдающиеся ученые, как С.Е.Северин, основатель кафедры биохимии животных, бессменно ее возглавлявший в течение пятидесяти лет, А.Н.Белозерский, заведующий кафедрой биохимии растений, впоследствии вице-президент АН СССР. Сам Владимир Петрович посвятил свою жизнь исследованию энергетики клетки и очень преуспел на этом пути. Имя его хорошо известно во всем мире, но человек он в высшей степени скромный. О своих достижениях сказал так: «Удалось кое-что подсмотреть… накопился некий потенциал, который можно применять». И все. А в ответ на мой недоуменный взгляд рассказал остроумную историю: «В свое время Фарадей, демонстрируя королеве открытие — вращение проводника в магнитном поле, на ее вопрос — какой смысл в этом? — ответил: ''Ваше Величество, но ведь и Вы не можете предсказать судьбу своего ребенка''.

Истинные открытия всегда неожиданны. То, что ты можешь предсказать, — менее интересно, чем то, что предсказать не в силах.

Но фундаментальными исследованиями, к великому сожалению, сейчас мало, кто занимается. Однако кажется, намечаются обходные пути, способные «вытянуть» науку, вдохнуть в нее жизнь. Получается прямо по известной песне: «Нормальные герои всегда идут в обход». «Обход» — это прикладная наука. И в этом смысле призыв к интеграции науки и образования вполне разумен. Подтверждение тому — деятельность НИИ физико-химической биологии имени А.Н.Белозерского. Возникший в 1973 году как университетская лаборатория биоорганической химии, он вскоре был преобразован в чисто фундаментальный Биологический институт МГУ. К слову сказать, оснащенный по последнему слову мировой техники: тогдашний ректор И.Г.Петровский, абсолютно убежденный в том, что грядущий век — век биологии, отдал для этого накопленную университетом валюту.

В МГУ уже были институты — НИИ механики, НИИ ядерной физики, Астрономический институт имени П.К.Штернберга… Но они имели выход на правительственные суперпрограммы, что оправдывало их существование. Вот почему новая организация выглядела поначалу «белой вороной». Но именно эта организация не позволила отстать на ведущих направлениях естествознания. Ряд блестящих работ был выполнен здесь в области генетической наследственности, механизма обмена веществ, превращения энергии на клеточном уровне и других. Лишь один пример. Доктор биологических наук П.П.Филиппов, многие годы занимаясь исследованиями белков глаза, обнаружил, что антитела к одному из белков непостижимым образом оказываются в крови при раке легких. Об этом открытии сообщили самые престижные мировые издания, ибо открытие это — путь к ранней диагностике грозной болезни, когда ее еще можно локализовать. Так прикладные занятия стали фундаментальным открытием, а оно неожиданно обернулось практическим выигрышем.

У Скулачева прямо таки наполеоновские планы. Он надеется, что в недалеком будущем удастся полностью расшифровать наш генетический аппарат. А это помимо всего еще и ключ к долголетию человека. Но «мы живем старыми запасами, практически не обновляя научную базу, а это чревато катастрофой».

- За счет чего все-таки удается быть на плаву?

- В НИИ физико-химической биологии заняты четыре сотни человек, — говорит Скулачев, — в основном молодежь, умеющая учитывать жизненные реалии. Российский фонд фундаментальных исследований, как и Фонд Сороса, предусматривал с самого начала финансирование успешно работающих групп, а не организаций. Опираясь на созданный задел, специалисты НИИ по числу завоеванных грантов, в том числе и международных, лидируют в университете. Приходится делиться — двадцать процентов полученных средств группа «отстегивает» в общий котел института и МГУ. Но не больше — улыбается Скулачев. — На попытки увеличить эту цифру я напоминаю: Иосиф Прекрасный обложил египтян налогом в четверть их состояния, и они посчитали себя рабами. Шутка шуткой, но она не раз выручала в спорах.

Присматриваясь к нынешней очень разнообразной жизни, я не раз замечал склонность наших сограждан к жалобам еще и тогда, когда для этого, по существу, нет повода, потому что очень часто многое зависит, к счастью, от нас самих. Мы в силах многое сделать.

В конце февраля, например, был открыт новый корпус «Б», о чем средства массовой информации скромно умолчали, используя все свое красноречие, описывая беды ученых и шахтеров. А корпус построили и открыли, решив создать в нем Центр молекулярной медицины. И здесь в межфакультетской организации, конечно, найдут свой интерес многие сотрудники разных направлений и прежде всего биологи, химики, медики, физики. К их услугам 150 лабораторий по 25 квадратных метров каждая (правда, на сегодняшний день обжита лишь треть, с деньгами трудности).

И заметьте — поставлено интересное условие: лишь треть работ должна носить чисто прикладной характер. Остальное — фундаментальные исследования, причем заказы будет формулировать сам университет. В МГУ масса маститых ученых, представителей академической науки, но очень много здесь и молодежи. Кстати, именно благодаря молодежи удалось удержаться, когда многие из авторитетов уехали за рубеж.

В.П.Скулачев убежден: «Чем выше планка — тем больше оснований рассчитывать на успех. Новый Центр молекулярной медицины — этот своеобразный банк или парк данных отрасли — наглядный пример соединения высшей школы и науки. В будущем аналогичные парки должны появиться у физиков, математиков, химиков». Об этом мечтает Скулачев.

Задумываясь о будущем, он, безусловно, прекрасно знает настоящее. Например, убежден, что хорошо бы перераспределить имеющиеся средства. В частности, увеличить процент грантов, их размер, а не раздавать всем сестрам по серьгам. И еще. «На Западе генералы, уходя на пенсию, получают больше, чем на службе. У них нет стимула держаться за ручки кресла. Я бы, — говорит академик, — давал ученым весомые пенсии и сделал бы больший акцент на конкурсную поддержку высшей школы, науки».

Главное — сберечь научные школы

Заведующий кафедрой дифференциальной геометрии и приложений мехмата МГУ, академик РАН Анатолий Тимофеевич Фоменко тоже выпускник университета.

- Одна из первопричин непродуманности экономических экспериментов последних лет, — считает он, — в недооценке математического образования. Агрессивное стремление иных реформаторов школы сократить число часов, отводимых на естественные науки, прежде всего на математику и физику, выдает в них невежество. Экономить на дисциплинах, обучающих правилам работы с логикой и с математическими моделями, по меньшей мере нонсенс, безответственность. Что обнадеживает, так это конкурс на мехмат, физмат, химфак — естественные факультеты. Заметьте, число желающих поступить туда сильно увеличилось. Тяга молодежи к науке — свидетельство перемен в обществе. Однако у профессуры, у тех, кто делает науку по-прежнему нет уверенности в завтрашнем дне, довлеет неопределенность. Любое творчество, научное тем более, предполагает контакты с коллегами. Для открытий и достижений нужен определенный фон. В обстановке же, когда нет денег на зарплату, я не говорю — на поездки, книги, информацию, неизбежно снижается накал жизни.

Что касается прикладного характера исследований, то они всегда приветствовались — и в прошлом столетии, и в нынешнем. Многие крупные направления фундаментальной науки выросли из прикладных задач.

По мнению А.Т.Фоменко, специалисты механико-математического факультета и Института механики МГУ много делают для решения прикладных задач. Например, в области аэродинамики и теплообмена космических аппаратов при входе в атмосферы планет, определения аэродинамических параметров сверхзвуковых самолетов, волнолетов, звездообразных тел, V-образных крыльев, парашютов. На кафедре дифференциальной геометрии и приложений сумели, в частности, дать полное описание перестроек режима движения твердого тела в пространстве. Нашли соответствующие алгоритмы, которые можно моделировать на компьютерах. И решили создать атлас, позволяющий ученым, работающим в области авиации, космонавтики, морского флота, анализировать смены режимов в своих задачах.

«Развивается и новая область науки — механика природных процессов, связанная с природными катаклизмами — землетрясениями, движением снежных лавин, распространением смерчей, ураганов, изучением падения на Землю астероидов, ядер комет.Россия всегда славилась своими научными школами. Эти школы, хорошо бы сберечь». Это — мечта Фоменко.

К богатой России

Нас как-то постепенно уверили и убедили, что образование станет богаче лишь тогда, когда богатым будет государство, когда его экономика окрепнет и разовьется. И мы поверили. И все ждем этого момента. Однако в истории цивилизаций не было примера, когда бы страна процветала при одновременном оскудении образования, науки и культуры. Может быть, через богатое образование — к богатой России?

В этом больше смысла и реальной надежды. Именно про это на общем собрании РАН недавно говорил ректор Московского университета академик В.А.Садовничий. Он говорил о том, что в нашем представлении в понятие образования неразрывно входят школа, фундаментальные науки и гуманитарная культура. Трагизм же нынешней ситуации состоит в непрекращающихся попытках жестко расчленить это триединство. Но дело в том, что ни общеобразовательная школа, ни вузы, ни наука, ни гуманитарная культура по раздельности не выживут, они неизбежно начнут деградировать, став придатком коммерческой деятельности.

Попытки адаптироваться к новым условиям происходят не за счет улучшения качества образования, углубления фундаментальных исследований, упрочения позиции профессора и учителя. Грустный факт: зарплата доцента Московского университета в четыре раза меньше той, что платят в среднем гувернеру… И престиж учителя неуклонно падает. А это очень тревожный симптом.

Если судить по финансированию системы образования и науки, то напрашивается вывод: тем, кто командует бюджетом, в прошлом не повезло со школой — они не умеют просчитывать наперед. Был секвестирован не только бюджет-97, но и его «защищенные статьи», к которым относятся наука и образование. На 1998 год расходы еще более урезаны. Правительство предлагает отменить или приостановить ряд важнейших нормативов финансирования, установленных в действующих законах «Об образовании», «О науке и государственной научно-технической политике». Финансы собираются изыскивать за счет слияния вузов, изменения соотношения числа студентов и преподавателей, отмены ограничений на платный прием студентов, поиска внебюджетных средств. Но все это совершенно не годится, если думать о будущем.

Накопившиеся проблемы, а их немало, надо решать в полном соответствии с положениями действующей Конституции РФ, гарантирующими равноправие граждан в сфере образования и его общедоступность. И при этом исходить из долговременных интересов развития страны, сохраняя и приумножая научные отечественные традиции. Таково мнение Российского Союза ректоров, который создан и достаточно активно действует. Вот коротко, как мыслится им программа образования.

На первом плане, конечно же, должна быть подготовка специалистов. Без этого и говорить не о чем. Затем — интеграция высшего образования и науки, что, бесспорно, послужит научно-техническому прогрессу, увеличению вклада вузов в экономическое развитие и в общественную и культурную жизнь.

Необходимо сохранить единую государственную систему высшего образования с сильным федеральным центром. Что же касается приватизации вузов, то она, по мнению ректоров, может привести лишь к безвозвратной потере крупных материальных ценностей, сосредоточенных в высшей школе. Что, кстати, уже кое-где и происходит.

Рыночные реалии не обойти. Но учет их должен осуществляться не путем смены форм собственности, а на основе развития образовательных услуг и рынка труда. И, естественно, не обойтись без упорядочения финансирования вузов, улучшения и стабилизации их экономического и правового положения.

В России уже сотни частных высших учебных заведений. Быстрота, с которой они появляются, очень сильно настораживает.А взять обилие «университетов», «академий» … Девальвация — далеко не безобидная вещь. И государство напрасно заняло позицию стороннего наблюдателя. Идет коллективное надувательство. Ведь спекуляция липовыми дипломами — те же финансовые «пирамиды». Потворство коррумпированному образовательному чиновничеству, раздающего налево и направо лицензии, обернется снижением уровня культуры, отсутствием знаний, резким снижением профессионализма, а это — разрушение фундамента цивилизованного общества.

Следуя гиппократовской заповеди «Не навреди!», В.А.Садовничий не поддерживает и идею — сделать обучение в вузах полностью платным, подменить конкурс знаний конкурсом кошельков. «Никакие экономические тяготы, — настаивает он, — не повод создавать препятствия для талантливой молодежи в выборе вуза, их и без того в избытке. Не секрет: многим не по карману даже выехать в Москву, Санкт-Петербург, другие вузовские столицы России. Бесплатное образование — последнее неутраченное социальное благо. И им нельзя поступиться, потерять его. Ведь речь идет о сфере воспроизводства интеллектуального потенциала страны».

Он продолжает: «Мы должны не преобразовываться ради преобразования и не преобразовываться только потому, что у нас ограничены финансовые ресурсы. Мы должны преобразовываться потому, что наша система должна стать лучше, чем есть, и оставаться лучшей в мире. И не следует упрощать ситуацию: реформа должна быть последовательной, неспешной, поэтапной, необходимо определенное привыкание к ней общества».

… На пороге третье тысячелетие. Что сулит оно России? С абсолютной уверенностью можно сказать, что это будет определяться образованностью нации. А.С.Пушкин в записке «О народном воспитании» отмечал: «Отсутствие воспитания есть корень всякого зла… Скажем более: одно просвещение в состоянии удержать новые безумства, новые общественные бедствия».

Почаще бы всем нам вспоминать это.

Михаил Глуховский

ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
lego dimensions ps3здесь пакеты со скотчем http://vitoplast.ru/p1.htm
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005